Балетная классика в белые ночи

Период белых ночей в городе на Неве уже подошел к концу, но Мариинский театр продолжает радовать зрителя постановками XXIV музыкального фестиваля «Звезды белых ночей», в рамках которого 21 июля 2016-го года проходил показ одноактных балетов, ставших классикой сцены.

Полюбившиеся многим зрителям за долгие годы балеты «Маргарита и Арман», «В ночи» и «Симфония до мажор» на сцене Мариинки – это то, на что можно ходить не раз, не два и не три… Просто красиво. Просто стильно. Просто дарит удовольствие. Почему? Попробую рассказать.
Первое отделение представлял балет Фредерика Аштона «Маргарита и Арман» на музыку Ференца Листа (постановка Гранта Койла). Мировая премьера спектакля состоялась в далеком 1963-ом году в Лондоне (театр Ковент-Гарден) и имела головокружительный успех – занавес после премьеры поднимали 21 раз. В Мариинском театре «Маргарита и Арман» ставится с 2014-го года.

Сюжет балета основан на романе Александра Дюма «Дама с камелиями», который ценители оперы привыкли видеть в опере Джузеппе Верди «Травиата». Аштон ставил балет для своей любимицы и музы – несравненной Марго Фонтейн, вместе с которой прошел путь становления в мире искусства. На момент премьеры Марго было уже 43 года, а ее партнеру Рудольфу Нуриеву – 25 лет. Их дуэт был поистине легендарным, а спектакль, который поставил Аштон, – судьбоносным, ведь с него и началось их великолепное совместное творчество. Несмотря на то, что балет длится всего 30 минут, он несет в себе целую историю жизни, рассказанную уже не пением, как в опере, и не прозой, как в романе, а языком танца. В «Прологе» куртизанка Маргарита (Виктория Терешкина) лежит на кушетке, мучимая чахоточным кашлем, и, будто в бреду, видит кадры из прошлой жизни – на арьерсцене мелькают фотографии Нуриева и Фонтейн.

Nuriev_12

Далее Маргарита, будто бы здоровая, предстает в окружении гостей. Она танцует, веселится, нет и намека на ее тяжелую болезнь. Все восхищаются ею, и тут она встречает Его. Он – Арман (Константин Зверев) – также очарован и поражен ею. Их дуэт завораживает, словно они, понимающие друг друга с полувзгляда и полувзмаха, – единое целое. Далее следует тяжелый разговор Маргариты с отцом Армана (Сослан Кулаев): как и по сюжету романа, он призывает Маргариту прекратить отношения со своим сыном, потому как «…свет, которого Вы не знаете, запятнает наше имя…», и расставание влюбленных. «Эпилог» повествует о смерти всеми покинутой Маргариты, которая совсем одна умирает в полупустом доме, имущество из которого распродано за долги. Мучимый поздним раскаянием, Арман приходит к ней, чтобы разделить ее страдания в последние минуты.
Декорации и необыкновенные световые решения (оригинальная концепция света – Джон Б. Рид) помогают прочувствовать атмосферу былой роскоши французского особняка середины XIX века. Часто и очень быстро сменяющиеся яркие наряды Маргариты тоже нельзя не упомянуть, за 30 минут спектакля она успевает предстать в 4-х разных одеяниях. Необходимо отметить и необычную сценографию спектакля – сменяющиеся фотографии артистов создают впечатление, что их судьбы и судьбы главных героев переплетаются (сценография и костюмы – Сесил Битон).

m_a_title_razina

Во втором отделении был представлен одноактный балет Джерома Роббинса «В ночи» (балетмейстер-постановщик – Бен Хьюс) на музыку Фредерика Франсуа Шопена. Мировая премьера спектакля состоялась в 1960-ом году в «Нью-Йорк Сити Балет», в Мариинском театре спектакль идет с 1992-го года. Этот балет напоминает зарисовки художника, он необычен и тем, что большая его часть проходит под партию фортепиано (Людмила Свешникова).

В трех «частях» – сюжетных линиях балета мы видим три разные пары, разные истории. Любовная лирика и нежность — в исполнении Надежды Батоевой и Филиппа Стёпина. Надежда буквально порхает над сценой; плавность движений пары, неторопливость и томительные паузы – всё это создает впечатление хрупкости мгновения, словно первое свидание.

Во второй «части» – этакая живая мазурка, легкий флирт, которые показывают Екатерина Кондаурова и Евгений Иванченко. Третья сюжетная линия показывает, как нежность уступает дорогу страсти и непокорности в исполнении Оксаны Скорик и Юрия Смекалова. Когда они танцуют, начинает казаться, будто воздух пронизан электрическими разрядами: ссора, разрыв, примирение – и это всего за несколько минут! Завершается «В ночи» вальсом всех трех пар. Спектакль наполнен очень сложными элементами и поддержками, но это не мешает партнершам выглядеть невесомыми, будто парящими.

in_the_night_900

Костюмы артистов под стать их ролям: нежные пастельные тона у первой пары, в сочетании с ноктюрнами Шопена создающие образ несмелых влюбленных, охра и шоколад – у второй, и черные одеяния у третьей (художник по костюмам – Энтони Дауэлл). Из декораций – только звездное небо и фонари, ведь большего и не нужно (художник по свету – Дженифер Типтон, реконструкция света – Николь Пирс).

И третья, не менее интересная постановка – балет «Симфония до мажор» Джорджа Баланчина (постановка Колина Нири) на музыку семнадцатилетнего Жоржа Бизе (Симфония № 1, до мажор). Симфония № 1 являлась дипломной работой композитора. Мировая премьера состоялась в 1947-ом году в Парижской опере, когда балет еще носил старое название – «Хрустальный Дворец». В Мариинском театре постановка идет с 1996-го года. Баланчин поставил этот спектакль специально для французских танцоров, будучи под впечатлением от мастерства их исполнения. «Симфония до мажор» является своеобразным памятником полюбившейся ему труппе. Балет был поставлен и отрепетирован за рекордно короткие сроки – всего за 2 недели. Это может объясняться только огромным вдохновением и талантом Баланчина.

Все четыре действия балета — Allegro vivo (Анастасия Матвиенко и Александр Сергеев и др.), Adagio (Екатерина Кондаурова и Данила Корсунцев и др.), Allegro vivace (III, IV) (Софья Иванова-Скобеликова, Гонсало Гарсия, Мария Ширинкина, Давид Залеев и др.) – разворачиваются один за другим: пылкий темперамент, лиричное адажио и всеобщий восторг. В какой-то момент «Симфония до мажор» напомнила о баланчиновских «Драгоценностях». Постановка не имеет сюжета, это танец ради танца. В центре находится этуаль, все остальные в строгой иерархии находятся вокруг нее. В такой хрупкой, очаровательной манере подана строгая классика. Костюмы артистов (художник – Ирина Пресс) – разноцветные расшитые классические пачки, которые стали новым словом в балетной моде середины XX века, и цветочные головные уборы. Декорации представляют собой голубой фон на арьерсцене. Отсутствие сюжета и минимальные декорации не случайны – ничто не должно отвлекать зрителя от движения, танца.

symphony_in_c

Дж. Баланчин оказал решающее влияние на развитие русского балета, его новаторство не только обновило традиции, но и привнесло новый импульс в развитие его характерного стиля. За дирижерским пультом балета вечером 21 июля были Алексей Репников, с 2007 года дирижер сценического оркестра Мариинского театра, и Владислав Карклин – победитель и лауреат Международных конкурсов.

Вот всё, если вкратце рассказать об этих балетах. Но можно ли музыку и танец вполне передать словами? Слова тех же романов передаются музыкой, танцами, а вот наоборот… В общем, все-таки лучше это один или не один раз увидеть.

Текст: Наталья Гурылева

Фотографии предоставлены Мариинским театром