Человеческие души в кукольном облике

На новой сцене Александринского театра проходит летний фестиваль «На крыше», и зрителей ожидает много ярких и неожиданных поставок, концертов, различных перфомансов и прочего приятного времяпрепровождения. Одним из необычных и любопытных спектаклей стал «Старый сеньор…» по мотивам сразу нескольких новелл колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса.

Пожалуй, ни для кого не секрет, что произведения великого автора имеют поистине чарующую силу, миллионы людей по всему миру высоко ценят творчество Габриэля Гарсиа Маркеса, его книги открывают новые стороны реализма и заставляют почувствовать магическую предопределенность судьбы человека. Однако что касается театральных постановок по мотивам книг писателя, то это явление довольно редкое, поскольку сценическое отображение многих историй либо вовсе невозможно, либо как минимум затруднительно. Поэтому спектакль «Старый сеньор…» – это по сути театральный дебют Маркеса.

Еще одна поразительная деталь, заслуживающая внимания, — это то, что актеров в этой постановке заменяют куклы. Крупнейший в мире Московский кукольный театр имени С.В. Образцова представил премьеру спектакля «Старый сеньор…» еще в декабре 2012-го года, отличительной чертой сценографии которого стало то, что куклы здесь почти в человеческий рост, это не марионетки, они лишены нитей управления, а властвуют над ними актеры благодаря присутствующему в отдаленной части сцены «черному кабинету». Режиссером спектакля выступил известный театральный художник Виктор Никоненко, создавший образы, которые очень хорошо проиллюстрировали настроение спектакля и, безусловно, запали в душу зрителя.

yh8R0aoHgrE

Действие длится всего час, но включает в себя сразу три компонента, три рассказа: «Очень старый человек с огромными крыльями», «Самый красивый утопленник в мире» и «Набо — негритенок, заставивший ждать ангелов». Между этими новеллами так или иначе существует некая связь, главные герои этих историй настолько любят жизнь, что готовы идти на любые жертвы ради простого права на счастье оставаться живым.

Понятно, что в таком спектакле не стоит рассчитывать на все прелести актерской игры – актеры здесь задействованы как второстепенные лица, как помощники кукол, время от времени их тени мелькают на сцене, и возникает такое чувство, будто это массовка огромной постановки со множеством людей на сцене, их лики как бы нарочно становятся более заметными, когда возникает потребность в видимости какого-то окружения персонажа. Так, например, происходит в мизансцене, когда появляется старый человек с огромными крыльями. Сюжет этой печальной истории заключен в страдании пожилого человека, который помогает больному ребенку. Старый сеньор многое испытал в своей жизни, обо всех его мучениях красноречиво свидетельствуют морщины на его лице. И вот в один из таких моментов, когда будто бы на площади бедного старичка унижают и бьют, эти самые тени из «черного кабинета» выглядят особенно зловеще. Но, конечно, больше всего в истории номер один поразили крылья этого старика – такие огромные, белые крылья.

Стоит отметить, что спектакль начался с философского вступления, текст произносил неизвестный голос за сценой, а на самой сцене в это время летали чайки, и это было настолько правдоподобно, что когда на сцену вышел старик с большими крыльями, то это не показалось странным, а наоборот, захотелось провести параллель между жизнью беззаботных крикливых чаек и этого странного крылатого человека. Очень интересно было наблюдать за поведением и телодвижениями именно этого персонажа, потому что его лицо очень сильно было похоже на настоящее, в первые минуты представления даже закрадывалась мысль, что это переодетый актер, несмотря на то, что буквально все кукольные суставы были выставлены наружу.

9mchcVIGFOg

Замечательный прием, который позволил соединить все три истории воедино, – это лирическая музыка, доносящаяся из золотого саксофона в исполнении Ивана Дымы. По окончании каждой части занавес опускался и, пока на сцене производились некоторые приготовления к следующему акту, все зрители наслаждались красивой музыкой, заодно разбираясь в послевкусии от только что увиденного.

Следующая история, в отличие от «Очень старого сеньора с огромными крыльями», носила больше комический характер. На сцене появилась пожилая дама, которая стала обращаться к публике на итальянском языке; в ее ужимках и манере повествования было что-то искренне завораживающее и опять же эти глаза, глаза куклы, которые наделены неимоверной, живой энергией. Старушка раскуривала трубку, запах которой пробирался даже в самые дальние уголки зрительского зала, и рассказывала о самом красивом в мире утопленнике, которого она нашла и сразу же полюбила. Переводчиком этой импульсивной и по-настоящему смешной дамы был мужчина, и в один момент стало понятно, что перевод, да и такая открытая и добродушная подача рассказа задумана неспроста. Наверно, именно эта часть служит отвлекающим маневром всех происходящих на сцене трагических моментов, здесь от души можно было посмеяться – дети в этом акте смеялись громче всех.

В последней части спектакля мы увидели уже знакомого героя, а именно очень старого мужчину с большими крыльями, но рассказ был посвящен негритенку Набо, которого лягнула лошадь, после чего он застрял между двумя мирами, между жизнью и смертью. Впрочем, мужчина с крыльями и здесь пришелся очень кстати, здесь он сыграл роль ангела, пытающегося помочь Набо обрести покой и присоединиться к остальным ангелам. Но желание мальчика жить перевешивало все «за» и «против» – он, ничего не понимая, то и дело твердил: «Меня лягнула лошадь…» В этой части больше всего запомнился танец маленького негритенка Набо. Актеры управляли куклой с необыкновенной грацией, и ничто не могло заставить усомниться, что именно этот танец должен отобразить стойкое стремление жить маленького мальчика, который так нелепо и скоропостижно расстаётся с этим светом.

IhrnSOd3BB0

Спектакль «Старый сеньор…» Кукольного театра имени С.В. Образцова всецело завораживает своей незаурядностью. Мистический реализм Маркеса приобретает здесь нужные формы, а взаимодействие сразу нескольких произведений позволяет раскрыть каждое из них по-новому. Поклонникам творчества знаменитого колумбийца это должно понравиться.

Текст: Алла Козбаненко

Фотографии предоставлены Центральным театром кукол имени С.В. Образцова