Человек и стадо

«Жизнь – это кабаре», — пела в одном хорошем мюзикле Лайза Минелли. К постановке «Носорогов» Эжена Ионеско режиссер Александр Кладько в театре «Мастерская» подошел по тому же принципу — создав драматический спектакль о противостоянии неидеальной личности и неидеальной толстокожей толпы, он сделал намного больше, чем просто мюзикл.

н2

Жизнь тихого европейского городка нарушает дерзкое вмешательство носорога: он пробегает по городу, когда обычные горожане встречаются в кафе, чтобы обсудить важные для них проблемы. И теперь нет других разговоров, кроме как о нем! Носорог привлекает к себе внимание всех людей: сначала они возмущены и негодуют, но спустя время начинают занимать сторону носорогов — и даже становятся ими.

Музыкальное оформление спектакля интересно, но не оригинально. Для него были спользованы ремейки известных песен Эдип Пиаф, Лайзы Минели и классических рок-н-рольных и джазовых мелодий. Квинтет духовых, контрабас, а также клавиши, за которые временами садился зануда Логик (Максим Студеновский), создавали общий ритм музыкального действия. Барабаны (Дмитрий Житков) также красочно демонстрировали появление носорога. Неожиданный поворот с рок-н-роллом, когда контрабасист (Николай Куглянт) оставил свой инструмент и приступил к акробатическим кульбитам на пару с Домохозяйкой, добавил драйва этому абсурдному кабаре жизни! Оркестр дал жару, и в музыке чувствовалась полная свобода – что контрастировало с сюжетной линией о диктатуре большинства.

нОднако будь в постановке только лишь музыка и танцы, она бы не имела такого громкого успеха. Все-таки артисты театра «Мастерская» больше драматические актеры, чем музыкальные, и не все композиции были исполнены на высшем уровне. Словом, вокальные номера Домохозяйки (Софья Карабулина) были ярче и сильнее, чем трогательные баллады Дэзи (Арина Лыкова).

Постановка Александра Кладько актуальная и живая, в ней чувствуется отклик на современные события в обществе за счет ярких шуток-отсылок к реальности. Спор Авакова и Саакашвили, песня о Ладе Седан – такого рода шутки, аккуратно вплетенные в слова Ионеско, громко выстреливали и получали активную реакцию публики.

Ионеско написал пьесу вскоре после Второй Мировой войны, и нетрудно разглядеть под личиной носорога фашистов, на сторону которых перешло немало людей, отдав себя на волю общественным настроениям. Но если взглянуть шире, то здесь можно увидеть любое противостояние человека и толпы.

Сам Ионеско много говорил о мутации человеческого сознания в коллективном обществе. В спектакле это убийственное примыкание к толпе отражено через монохромные костюмы персонажей, черную маску, закрывающую лицо–индивидуальность и общий ритм, отбиваемый чечеткой.


В этой антидраме нет героя, ведь Беранже (Арсений Семёнов) – последний человек, не превратившийся в носорога — вовсе не особенный характерный персонаж, а простой человек со своими слабостями. Персонажи – сплошная пародия на самих себя, их действия комичны, нелогичны и непоследовательны. Дэзи и Беранже пытались противостоять толпе, считали себя лучше большинства людей, они даже хотели, словно Адам и Ева, возродить человеческий род. Но как выдержать противостояние?

История и впрямь нечеловеческая, носорогов становится все больше, а человека за всем происходящим и не разглядеть. К моменту развязки мюзикл и вовсе сошел на нет, уступив место драме. Но персонажи не плачут, не кричат и не выказывают сильных чувств на сцене. Все «чувства» безэмоциональны и звучат в записи. И когда герои молча смотрят друг на друга, зрителям стоит еще раз подумать о том, как сохранить себя за шумным кабаре навязываемых мнений.

Текст: Екатерина Приклонская

Фотографии предоставлены пресс-службой театра