«Игра в каникулы» или бегство к себе

«Игра в каникулы» Михаила Себастиана и одноименный спектакль Натальи Никитиной на сцене Театра Дождей обаятельны тем, что никому не повторяют всем известных истин о мире и обществе, но ищут ответ, как в этом сумасшедшем мире остаться собой.

Я искренне люблю Театр Дождей за его целостность, камерность, дружелюбность и, самое главное, за любовь к человеку, за внимание к прекрасной и светлой его стороне. Здесь нет пышных декораций, тяжелых монологов и трагедий, нет так любимого современной публикой эпатажа, скандальности, игривой неоднозначности, сложного подтекста. А знаете, что есть? Вечное, то несложное вечное, преследующее человечество уже не один век и толкающее его на, быть может, лучшие его свершения. Здесь есть любовь, дружба, терпимость к людям и их слабостям. Все это есть в Театре Дождей, а у меня после каждого спектакля есть возможность унести с собой немного тепла и 15 минут постоять на Обуховском мосту, посмотреть на Неву, на ночной большой город и эти 15 минут не думать о жизни, но насладиться ей.

 cfCmB3OyrvM

  Теперь о спектакле «Игра в каникулы», премьере этого сезона в Театре дождей. Вернее, сначала предисловие. Глобализация, тотальная информатизация, итернетизация и еще очень много всяких «заций» уже давно нам привычны. Мы  смело объясняем ими окружающий мир и не всегда понимаем, что они действительно значат. Информации стало так много, она стала столь разнообразной и пугающей, что за ней так часто не видно человека, человеческого. Чтобы как-то компенсировать потерю этого самого человеческого и избежать страха перед все расширяющейся реальностью мы придумали миллион привлекательных иллюзий, за которыми можно спрятаться: социальные сети, телевидение, наркотики, реклама, торговые центры. Впрочем, все пороки современного мира уже давно обличены в разных антиутопиях, и вероятно нет никакого смысла пытаться обличить их точнее и красочнее. Но антиутопии лишь показывают, как жить нельзя, как некрасиво и нескладно наше общество и совсем не объясняют, как в этом обществе человеку остаться человеком, притом счастливым, полноценным.

nyceQkGMemE

   В спектакле же «Игра в каникулы», на мой взгляд, осуществляется именно такая попытка — дать ответ, как в этом обществе человеку остаться человеком. Главный герой спектакля Штефан — человек, переворачивающий с ног на голову жизнь маленького пансионата, затерявшегося где-то в горах, и совершенно сбивающий с толку его обитателей. Вы только подумайте: запретил присылать газеты и письма, которые ежесекундно ждала госпожа Винтила, дама чувственная и темпераментная, но главное, не причинившая Штефану никакого зла, за которое можно было бы терпеть такие его выходки. Сломал телефон, по которому так ждала звонка Корина, стирал записи господина Богою (служащего министерства финансов, неисправимого романтика в душе), а ведь это были не просто отметки о числе и месяце, это был, между прочим, по большому секрету, бортовой журнал. Постоянно мучал придирками юного Жефа, которому и без того неловко, что он остался на второй год, в конце концов оккупировал кресло. Замечаете, какой пренеприятный, странный, дерзкий господин? Кто-то должен был дать ему отпор, кто-то, не терпящий  наглости, кто-то любящий людей и уважающий их право на собственные милые причуды. Девушка с незаурядным умом и чистым сердцем. Корина, конечно. Отпор дан, и маски падают, Штефан оказался не циником, не грубияном, не ханжой, всего лишь навсего уставшим от реальности человеком, уставшим от чисел и дат, суеты и жестоких правил большого города, беглецом, прячущимся от цивилизации. Он играет в игру- в забвение, в каникулы, в юность и беспечность. Только месяц в году он играет в себя настоящего, живого, слышащего не радио, но шум гор, несущего не газету и дипломат, но букет полевых цветов. Игра необычна и привлекательна, так что постепенно она завлекает всех обитателей пансионата. Корина отрывается от телефона, обещающего звонка, госпожа Винтила не ждет больше писем, господин Богою больше не пишет мелом на доске, зато становится настоящим, подумайте только, капитаном! Он, конечно, скучает иногда по своим галстуком, но не бывает же в самом деле морских волков в галстуках.

U-qlWteM2Ro

     Это ли не идиллия? Беспечная жизнь, полная радости и гармонии, на лоне природы. А какая же идиллия без большой и чистой любви? Она наполняет сердца всех обитателей пансионата. Жеф любит пылко и наивно, совершенно безосновательно и всеобъемлюще, преданно, тонко. На такую любовь способно только сердце юноши, еще не запятнанное грязью жизни, и ничего нет крепче этой любви. Штефан влюбляется осторожно, надрывно, завидуя Жефу в его наивности, боясь оступиться, помня еще о давно схлынувшей боли прежних чувств. Господин Богою любит с восхищением, теплотой и заботой, так любят милую сердцу вещицу, которая позволяет бросить якорь к себе прежнему, молодому бравому красавцу. Юноша-мужчина-почти старик. Одна любовь на всех, разве что разной степени зрелости, выдержки. Чувство, по мере жизни претерпевающее изменения, но никогда-никогда не угасающее совсем. Человек жив любовью и любовью спасется даже в современном сумасшедшем мире.

  Любая иллюзия плоха тем, что ей свойственно обрываться в самый неподходящий момент, когда ты совсем-совсем не готов к реальности. 28 августа, каникулы кончились, а вместе с ними и беспечная идиллическая жизнь. Корина считает упавшие листья и женским своим чутьем ощущает, что сказки не длятся вечно и пора возвращаться к обычной жизни. Как ни парадоксально, именно женщины при всей их чувственности , тонкости, романтичности обычно очень четко видят границу между реальностью и иллюзией и жить предпочитают в первой. Вероятно, если бы иллюзии были бесконечными, они потеряли бы свое обаяние. Корина собирает чемоданы и покидает пансионат, оставляя так любящих ее мужчин в растерянности. Нет, в ее сердце не угасла любовь, не выдохлись ее легкость и мечтательность, вкус к жизни. Просто все это она унесет в реальность. Да, это намного сложней, нежели любить и мечтать в идеальных инкубаторных условиях, но у нее хватит на то сил. Хватит ли сил у Жефа, Штефана, господина Богою нести в себе счастье, легкость, романтику и дарить ее окружающему миру, а не идеальной картинке? Ответ на этот вопрос каждый из них даст себе сам.

Текст: Юлия Наумкина

Фото предоставлены Театром Дождей, фотограф Эльвира Шестеренко