«История болезни» или спектакль «Морфий»

Что будет, если  решить бороться с душевной болью с помощью сомнительных средств? К чему может привести передозировка самоуверенностью в отношениях с наркотическим препаратом? Об этом спектакль Анны Морозовой по мотивам одноименной булгаковской истории.

u2Qik7S_z6I

Спектакль «Морфий» уже давно и прочно вошел в основу репертуара Новосибирского городского драматического театра Сергея Афанасьева. Артисты, выходя в нем на сцену, с 2013 года рассказывают знакомую многим современным молодым людям историю. Историю о том, как просто заиграться с наркотиком и как сложно вернуться обратно. Когда-то ее рассказал Михаил Афанасьевич Булгаков в произведении «Морфий», по мотивам которого и поставлен спектакль. С тех пор прошло много лет, а поднятая им проблема стала, кажется, только актуальнее…

Премьера cпектакля, посвящённого теме борьбы человека со своей душевной болью сомнительными методами, состоялась 26 октября 2013 года. До этого момента, конечно, были разные сценические и киноверсии булгаковского произведения, чего стоят только фильм «Морфий» снятый в 2008 году Алексеем Балабановым по сценарию Сергея Бодрова-младшего или снятый в 2012-2013 году Британской киностудией сериал «Записки юного врача» с — Дэниелом Рэдклифом в роли Полякова. Но в новосибирском театре получилась своя история: камерная и своеобразная, но все о том же, о главном, о чем и Булгаков писал.

6jgfpz0fjFY

В постановке Анны Морозовой доктор Бомгард становится владельцем дневника своего давнего знакомого, молодого врача Сергея Полякова, писавшего Бомгарду о своей странной болезни, а затем  покончившего жизнь самоубийством. На протяжении спектакля Бомгард читает дневник, который помогает восстановить синопсис роковых событий из жизни Полякова, причину переезда молодого талантливого врача из Москвы в глухую деревню, а так же причину его ухода из жизни.

Своеобразная атмосфера спектакля, обусловленная жанром эпистолярной драмы, когда всё происходящее на сцене является выдержками из дневника, воспоминаниями и тональностью самого произведения «Морфий», создаёт особое впечатление в совокупности с неожиданными появлениями Бомгарда-рассказчика. Он на несколько минут возвращает зрителей в настоящее время, словно на стоп-кадре, позволяя немного передохнуть и снова погрузиться в события, являющиеся воспоминаниями.

Весёлая встреча Полякова в деревне, которая в градации сходит к мрачной встрече Полякова из лечебницы; повтор сцены галлюцинаций, сцены нападения Сергея Полякова на Анну Кирилловну, раскаяние перед смертью и совершенно неожиданная интерактивная сцена, в которой зрительный зал стал на какое-то время стацинаром, а актёры,передвигаясь по нему, ставили диагнозы зрителям, будто они чем-то больны.

n0qJuyjSTGo

Предметный мир спектакля не оставляет вопросов о временных рамках событий и месте действий спектакля. Тут органично все: от старых деревянных табуретов, обшарпанной двери, рукомойника, ведра для мусора, шкафа с толстыми книгами и потрёпанными журналами до одинокой лампочки в абажуре, керосиновых ламп, латунного таза и граммофона. Все, включая клетчатый шарф и дорожный чемодан Полякова, шаль фельдшерицы, пенсне на цепочке у доктора Бомгарда, а также не менее великолепно подобранные костюмы – в духе эпохи.

Что же касается органичности спектакля и текста Булгакова, то некоторые сюжетные ходы отличают сюжет и композицию спектакля от произведения Булгакова. Например, доставка умирающего Полякова к Бомгарду – данный момент объясняет, как дневник оказался в чужих руках. Да и любовные перепетии спектакля разительно отличаются от булгаковского текста.

 В спектакле занят весь цвет Драматического театра Афанасьева: Артём Свирякова (доктор Сергей Васильевич Поляков), Нина Сидоренко (акушерка Анна Кирилловна), Вячеслав Шевчук (Демьян Лукич), Ирина Ефимова (фельдшерица Пелагея Ивановна), и Петр Владимиров (доктор Владимир Михайлович Бомгард, а также доктор из психиатрической лечебницы). Игра этого актерского ансамбля  впечатляет, передает замысел автора в целом и характер каждого персонажа в частности. К слову, Амнерис (певица и бывшая жена Полякова), как и в оригинальном произведении, не была представлена в спектакле как действующий персонаж.

BccFUdAgz4EТак же достойно внимания завораживающее звуковое  оформление спектакля от Артёма Голишева –  мы слышим звуки эпохи: от маршей, стрельбы и взрывов революции, до музыки общего веселья, переходящей в музыку бреда и дальнейшей личной трагедии героя.

К несчастью, ситуация описанная Булгаковым и перенесенная на сцену драматического театра Афанасьева является не чем-то фантастическим, а насущным и актуальным. Борьба человека со своей душевной болью рискованными методами – идейный центр спектакля. История получается вполне похожая на многие трагедии из обыденной жизни, когда ломаются судьбы молодых людей. Возможно, посмотрев спектакль, зрители подумают над историей Полякова и изменят своё отношение ко многим вещам.

Текст: Андрей Шкурко

Фото: Юлия Лебедева