Кому открыты окна в мир?

«Конец мы знаем: все умрут»! — такие слова предпосланы спектаклю «Окна в мир». Занавес открывает Красноярский театр юного зрителя и на сцене мы встречаем постановку  режиссера Романа Феодори. Поставленная по одноименному роману Фредерика Бегбедера, она заставляет задуматься о самом важном.

т4

Казалось бы, зачем зрителю заранее сообщать о том, чем закончится действо? Но на самом деле мы, зрители, уже действительно знаем, что конец не будет радостным — ведь актеры на сцене повествуют нам историю трагедии 11 сентября 2009 года. Да, в красноярском театре про Нью-Йорк. Пьесу по роману Бегбедера написал Александр Вислов. Более того, сам Фредерик Бегбедер приезжал на премьерный показ, которым остался вполне доволен. Кстати, повествование ведется от лица самого Бегбедера в исполнении актера ТЮЗа Вячеслава Ферапонтова, получившего, к слову, награду -«Лучшая мужская роль в драматическом спектакле»-  за эту роль  на фестивале «Театральная весна. Итак, главный герой рассказывает о мотивах и причинах создания романа. Очень продолжительно так рассказывает. Практически 40 минут от двухчасового спектакля мы слушали о том, как Бегбедер проявил заинтересованность в спектакле, как режиссер осмелился на подобный эксперимент. Нет, это все хорошо, но ведь главная тема — совсем не эта.

т2

Когда, наконец, все подробности зрителями были усвоены, началось действие. На сцене — главные действующие лица, те, кому жить осталось два часа. Отсчет пошел.

Знакомьтесь, Картью Йорстон, сорок лет, разведен, отец двоих сыновей. В тот роковой день он отправился на долгожданный завтрак вместе с детьми. Вот они уже на сцене, за столиком в ресторане на 107 этаже Северной башни, наслаждаются панорамой Нью-Йорка.

«Привет, меня зовут Дэвид Йорстон, я никогда в жизни не плакал. Никогда…»- начинает свой монолог маленький сын Картью, в исполнении актрисы  Лады Исмагиловой.

В роли Джерри Йорстона — актриса Анжелика Золотарева. Почему мальчиков играют актрисы, Бегбедер на сцене объясняет просто — ведь это все уже произошло, не все ли равно, кто будет об этом рассказывать. Но, стоит заметить, по ходу спектакля ты понимаешь, что это действительно, не так уж и важно.

Тут зал заплакал первый раз. Вы только представьте, сколько человеческих жизней было прервано в тот день? Сколько детей так ни разу в жизни и не заплакали? Сколько даже не успели сказать свое первое «Мама»…

В такие моменты невольно задумываешься о том, что даже простой семейный праздник может обернуться такой трагедией. Из декораций на сцене-те самые окна, вид из которых стал последним для наших героев.

Вот на сцене пара любовников, которые напоследок наслаждаются друг другом и, взявшись за руки, прыгают. Вот охранник Энтони, он каждый день смотрел в эти окна и наверняка не мог подумать, что это последнее, что он увидит. А вот Лурдес, официантка из ресторана на 107 этаже. Она уже пережила теракт в Северной башне, тогда ей повезло, но только тогда. Историй много — финал один. Умрут все. И мы уже слышим, как по телефону сообщают о падении второй башни, уже понимаем, что жить осталось считанные минуты, мы слышим последние «Я люблю тебя» в телефонную трубку.

т3

Все это сопровождается хорошо поставленной хореографией, созданной балетмейстером Натальей Шургановой. Герои, облаченные в черное, танцуют на сцене танец теней, словно символизируют переход в другой мир.

Актеры рассказывают нам много историй, но каждый герой задается вопросом: «Почему я»? Почему «Я» за минуту вышел покурить, почему «Я» на минуту задержался. За ту самую, роковую минуту.

Главной задачей режиссера было показать то, что скрыто от глаз человека за экраном новостей — чувства и эмоции погибших. Задачу эту режиссёр выполнил. Зал аплодировал стоя, пока из глаз ручьем текли слезы.

Спектакль пронизывает до дрожи. Он заставляет задуматься о действительно важных жизненных ценностях. В конце концов, дорожить тем, что есть. Даже просто подойти и поцеловать маму. Ведь не известно, в какой «башне» ты окажешься завтра.

Текст: Яна Гайдаш

Фото предоставлены пресс-службой театра