На пуантах —  в сказку

20 ноября на Новой сцене Мариинского театра показывали балет «Конёк-Горбунок» в современной постановке хореографа Алексея Романского. Основой сюжету послужила одноименная сказка Петра Ершова. Как классическая литературная история ложится на неоклассическую хореографию наглядно продемонстрировали артисты ведущего театра оперы и балета Санкт-Петербурга.

konek_title

Пустая сцена. Яркие футуристические декорации легко читаются, но их присутствие минимально, в отличие от рождественского «Щелкунчика», где художественное оформление сцены играет решающую роль в создании атмосферы сказки. В «Коньке-Горбунке» право создания сказки  полностью отдается самим героям.

Довольно необычно для петербургской сцены: «Конек-Горбунок» можно отнести скорее к мужским балетам, нежели к привычным женским. Здесь сразу четыре ведущих мужских партии. Все абсолютно разные, яркие и характерные.

Иван-дурак в исполнение Максима Зюзина легкий, веселый и живой — роль ему, безусловно, идет, а актерское мастерство артиста компенсирует редкие технические неровности.

Сам Конек-Горбунок — Владислав Шумаков — буквально воплощается в персонажа сказки посредствам хореографии: его партия изобилует прыжками, что физически тяжело, но создает абсолютно верный и понятный зрителю образ.

Самая привлекательная — отрицательная роль, местами напоминающая «Подхалима» Якобсона. Это Спальник в исполнении Константина Зверева. Красноречивая хореография, пластика граничит с пантомимой, обезоруживающая мимика. Когда он на сцене — зал нет- нет, да смеется, а такое редко встретишь на балете.

 Король с королевой — привычно картинные для балета персонажи. Обычно они сидят на краю стены с царственной осанкой «отслужившего» артиста — история не про нашего Царя. Василий Щербаков (Царь) больше играет, нежели танцует, его партия насыщена скорее актерски, чем технически.

Солистка, Екатерина Осмолкина — Царь-девица несет себя со всей должной ей царственностью и достоинством. Не хочется и не можется придраться к ее исполнению, она слишком хорошо смотрится в «царской» пачке и с девичьей косой.

Дабы не обделять вниманием других артистов стоит упомянуть хотя бы цыганский танец: жгучий и искрометный. Очень приятно видеть высокий профессиональный уровень всех артистов, а не только солистов и корифеев.

Вспоминая обветшалые костюмы, в которых обычно выходят на сцену артисты «старой» Мариинки, хочется отдельно поклониться художнику по костюмам, работавшему над созданием образов. Чего стоят томные лица на туниках цыган. Абсолютно самобытно передан характер — никакой вычурности и банальщины, только стиль и свобода. Обитателей морского дна, в том числе и мужчин, художник облачает в фосфорически-синего цвета шопенки. Юбки на мужчинах в русском театре не новость, вспомнить хотя бы «Служанок» Виктюка, но в контексте данной постановки они приобретают оттенок ирреальности и отрешенности.

Балет «Конек-Горбунок» не назвать самым мощным, или сильным, или чувственным и событийным в репертуаре Мариинского театра, потому как его достоинство не в этом. Главное — он понятен. Абсолютно ясна сюжетная линия, понятна хореография артистов, а ведь в этой четкости порой нуждаются не только дети, незнакомые еще с искусством балета. Многие взрослые люди воспринимают балет и танец в общем как примитивное движение рук и ног под музыку, некоторые допускают определенную символичную связь между движениями артистов на сцене и текстом либретто, купленным в антракте. Но ведь танец — это и история, и игра, и разговор, и душа, и философия, и чувства. Для того, чтобы когда-нибудь это понять, а главное почувствовать — непременно стоит посмотреть задорного и легкого «Конька-Горбунка».

Текст: Екатерина Колганова

Фото предоставлены Мариинским театром