Насилие против войны. Спектакль «Respawn»

Cтиль doc захватывает сцены. Всё больше и больше появляется проектов, сделанных по образу и подобию спектаклей знаменитого Театра.doc. Вот и Театральный независимый проект «Нити» и режиссер Вероника Мамонова решили сотворить что-то аналогичное, но своё.

xDo00h2If_I

– Мы привыкли много думать и говорить о войне, хотя никогда её не видели. В сущности, мы ничего не знаем о войне, но и не только о ней. Мы привыкли к тому, что все события теперь происходят в заголовках газет, на экранах телевизоров или в ленте соцсетей. Мы привыкли рассуждать о том, что происходит «там», с «ними», с «кем-то» и «где-то». Но совсем не знаем, как говорить о том, что происходит с нами, здесь, сегодня. Этого не знают и наши герои. Они начинают свой путь с привычкой быть не здесь.

Так говорит драматург Павел Федоровский о премьере спектакля «RESPAWN», которая прошла 3 марта в театре «Цех».

В спектакле несколько действующих лиц, а конкретно – двое тележурналистов. Девушка-корреспондент (Екатерина Гапеенкова) и Оператор (Артем Фролов) попадают в ситуацию, когда война их «трогает» своими руками непосредственно.

Они едут снимать сюжет в зону неких не обозначенных ни географически, ни топонимически военных действий. Там они неожиданно попадают в плен к некоему человеку, военному или невоенному – не очень понятно. Со временем кажется, что это сумасшедший садист, ибо он весь спектакль таскает журналистку за волосы и кричит на зрителей. По замыслу постановщиков, зрители должны почувствовать себя «в игре» и данный персонаж, а вернее, Лейтенант (так его называют), общается со зрителями как с подчиненными ему солдатами. По всей видимости, он уже не один из военнослужащих, а дезертир, сбежавший с войны и странным, садистским способом пытающийся заставить журналистов рассказать нечто об этой войне другим, чтобы она прекратилась. Лейтенант (Алексей Артемов), матерясь, избивая то Корреспондентку, то Оператора, заставляет их снимать расстрелы членов своей банды, которые он совершает. А журналисты должны принять решение: или они снимают убийства или остаются не причастными к этому, но тогда убьют их. Жизнью Корреспондент и Оператор дорожат, поэтому начинают делать то, что им приказывают.

qVJBa6VDJeQ

Но этого Лейтенанту мало. Он хочет заставить своих заложников самих «замараться» не на шутку, и всучивает девушке автомат, приказывает расстрелять очередного несчастного. Она вместо этого расстреливает его самого. Казалось бы, некая справедливость восторжествовала, тем более, что этот параноидальный тип уже изрядно надоедает на сцене. Но тут оказывается, что другая, не очень здоровая душевно Девушка (четвертый и последний персонаж спектакля), в доме и дворе которой всё происходит, теряет в лице умершего Лейтенанта последнего близкого человека.

Она постоянно появляется на сцене, толком не разговаривает, общается почти как глухонемая, с трудом косноязычно произнося трудноразличимые звуки, кормит всех, улыбается или пугается и уходит. Лейтенант ее опекает и только с ней несколько ласков. И вот он мертв.

Монолог Ксении Захаровой, который представляет собой некий вневременной извечный рассказ-плач от лица одного о всех гражданских невинных жертвах войн, является единственным трогающим душу моментом спектакля. Только в это мгновение наивысшего эмоционального напряжения речь героини становится понятной, а язык пластики – максимально впечатляющим. Героиня повествует о том, как мирно текла ее жизнь до войны с родителями и родственниками, как пришла война и военные, повествует об убийствах, насилии, травме, которую она получила. Сейчас уже кажется, что девушка вполне нормальна, но ненормален мир, в котором всегда случаются войны и всегда страдают мирные люди.

BBqmOmw3qh0

Журналисты покидают девушку, но обещают вернуться за ней. Финал не выглядит оптимистично. Кто-то узнает теперь из сюжетов журналистов о войне чуть больше. Но остановит ли это людей, организующих войны? Кто-то теперь будет не просто снимать сюжеты о войне, а знать, что это такое на самом деле, как участник, а не как сторонний наблюдатель. Но и это вряд ли что-то изменит. Лейтенант, вышедший из этой войны и теперь с помощью убийства людей пытающийся сделать так, чтобы его услышали и закончили эту войну, не выглядит борцом со всем тем насилием, которое демонстрирует. Поэтому гуманистический смысл спектакля, который, несомненно был задуман, притуплен в данном контексте и слабо читается. Хотя подразумевается, что «Зритель же сам должен сделать выбор, кем ему быть – мишенью или стрелком», как говорит драматург.

Однако, во всей этой истории чувствуется слабая надежда на то, что войны когда-нибудь прекратятся и «разум когда-нибудь победит», как поет группа «Смысловые галлюцинации».

Спектакль, конечно, не идеален. Минималистический стиль сценографии выглядит не минималистично, а откровенно бедновато. Какой-то ящик, четыре мишени, несколько потрепанных столов – вот и всё. Актерская игра – тоже не то, что захватит вас в этом спектакле. Лейтенант однообразен и переигрывает. Оператор просто молчит по большей части. Девушка-корреспондент идет на расстрел с таким лицом, как будто у нее всего лишь ноготь сломался и ей досадно. А вот Ксения Захарова хороша и заслуживает крутых ролей. Они ей по плечу. Почему-то вспомнился спектакль «Стеклянный зверинец», на который удалось сходить пару лет назад именно в театр «Цех». Так вот, главная роль – роль Лоры – идеально, как представляется, подошла бы Ксении Захаровой. Хочется верить, что она ее еще обязательно исполнит.

Текст: Елизавета Митрофанова

Фото предоставлены Независимым театральным проектом НИТИ, фотограф Анна Короткая