Не до конца Шекспир под Кровавой Мэри

Спектакль – игра. Спектакль – баттл. Спектакль – без границ. На второй сцене БДТ (Каменноостровский театр)  декабря состоялась премьера спектакля «Фунт мяса».

image

В основе спектакля пьеса Шекспира «Венецианский купец». Сама премьера прошла 13 декабря, а с 15 января можно было продолжать знакомиться со спектаклем, создателями которого стала авторская группа: автор текста и композитор Настасья Хрущева, режиссёр Александр Артёмов, художник и хореограф Сергей Ларионов. Руководили постановкой — Влад Фурман и Андрей Могучий.

Итак, в 16 веке пьеса произвела настоящий фурор.  Театр по Шекспиру был грубым, бесцеремонным, полным шутовских выходок, с задевающими темами, с волнующими вопросами. Спустя столетия видно, что вопросы те же. Спектакль не до конца по Шекспиру. Его оживили. Добавили современности. Интерактивности.

Ощущение игры, в которую вовлечен каждый зритель, никаких правил и свое мнение. Спектакль, где многое решает именно зритель. А зритель разный. Придирчивый, восторженный, патриотичный, благодарный, случайный. Зрителем может управлять да удивляться Бальтазар. Хозяин кабаре. Искушенный жизнью, кажущийся изначально пошлым, гадким, подкованным бранными словечками, он проникает в сердце каждого зрителя, потому что   он же патриотичен, умен, интеллигентен, принципиален, безумно харизматичен. Не удивительно, ведь столь важную, видную роль исполняет Анвар Либабов. Любимец не только театральных зрителей, но и зрителей манежа. В какую бы роль он не входил, очевидно одно – постановка обречена на успех.

image (2)

Кабаре. Синхронное движение ножек. Короткие юбки и казавшиеся оголенными издалека не плечи, а груди.  Музыка, доводящая до безумия. Безумие проявляется в интересе, в ожидании, в своего рода скандале.

Начинается баттл. У каждого своя история. Немного времени сказать. А зритель смотрит, слушает. Зритель будет выбирать. Бальтазар подсказывает: «Думайте. Хоть раз этим, а не этим местом!» — опуская руки все ниже и ниже.

Итак! Баттл! Порция vs Джессика! Эмансипированная женщина или женственная и слабая. Свобода и равенство полов vs женщина, мать, хранительница очага. Бальтазар то и дело подогревает публику. На балконе Каменноостровского театра «заводилы театра» топали, свистели, громко смеялись. И, казалось, возможно ли раскачать сегодняшних зрителей на такое громкое участие? Возможно. Одному из зрителей, Бальтазар «приударил» рыбой по лицу. И это не режиссерский ход.

Не спектакль. Настоящий суд. Зритель выбрал. Теперь пора объяснить, что такое «фунт мяса». По Шекспиру — дело чести, ответственность за слово, которое превыше всего. Если оказываешься ниже, то по условиям теряешь фунт собственного тела. Его просто вырезают.

image (1)

На сцене эта картина представлена довольно ярко. Смело. Проигравший в баттле отправляется на «эшафот». Занавес! Кровь! Фунт мяса!

    Баттл. Старый дож Венеции, управляющий правящей партией, или — власть молодому. За традиции! За уверенное будущее! vs Свобода! Никаких законов!

     Баттл! Сексуальные меньшинства. Они любят друг друга. Один считает себя частью мира, имеющим право на все! На проявление всех своих чувств. Другой считает себя больным. Любовь доступна всем и может проявляться, как ей хочется vs Мужчина создан только для женщины, а женщина для мужчины. И другого проявления в любви не может быть. Зал выкрикивал одному: «Борись!», «Прими себя, какой ты есть!»,  другому: «Фууу!» Концовка этого баттла шокировала всех. Но вызвала бурные аплодисменты.
Баттл между отцом и дочерью, между приверженцем Шекспира и автором современного Шекспира. Это лучше не рассказывать, а увидеть собственными глазами.

    Так смело. Ярко. Сделано со вкусом. Ничего лишнего. Праздничное действо, пропитанное актуальными проблемами во все времена: феминизм, толерантность, патриотизм, власть, свобода, деньги, искусство, классика и современность…

    В этом безумном карнавале не было ничего непродуманного, лишнего, сомневающегося. Зрители партера сидели вовсе не в креслах, а на лавочках. В фойе театра их встречали глашатаи, а в буфете угощали «Кровавой Мэри».

   Эдакий Шекспир – кровавый, но великий. Популярный вчера. Сегодня. Всегда.

 Катерина Картузова