О чем громко молчат подростки?

Никитинский театр Воронежа ищет ответ в спектакле «Юра». На сцене есть место гамбургерам из Макдональдса, айфонам, сценам в раздевалке спортзала и песням Мота и Гречки.  Это история о домашней тирании, первой любви, школе и проблеме отцов и детей. 

Фото-1

Имя Тони Яблочкиной известно знатокам современного театра. Ее пьесы побеждают в профессиональных конкурсах, а собственно «Юра» вошел в шорт-лист фестиваля молодой драматургии «Любимовка-2017». Пьесу читали на некоторых площадках, но полноценный спектакль о мире отцов и детей впервые появился на сцене негосударственного Никитинского театра города  Воронежа.

Пригласить для постановки режиссера из Санкт-Петербурга Олега Христолюбского Никитинский театр смог благодаря гранту от Союза театральных деятелей РФ. 200 тысяч рублей для молодого и независимого театра – приличная сумма. Все мечты не осуществишь, но двигаться к поставленным сверхзадачам можно. К примеру, можно и нужно говорить о трагедии юного человека языком современного автора.

Фото-105

«Юра» – история, где больно, жестко, а порой нецензурно, но правдиво и громко поднимается тема домашнего насилия. Тема достаточно скользкая. Здесь легко потеряться и упасть в трэш, а еще хуже – в риторику и пафос. Спасает одно: чувство вкуса драматурга, режиссера и верная актерская интонация. Именно этот талантливый творческий союз мы увидели в воронежской истории Тони Яблочкиной.

Школьнице старших классов Асе живется с мамой и отчимом, мягко говоря, сложно. Мама Марины Демьяненко молода и хороша собой, ей хочется свободы, легкости и тишины. Ну той, где о проблемах говорить громко не принято. Шелестя шелковым халатом, она мягко, но жестко затыкает дочери рот фразой «Молчи, Ася!» или дарит очередного плюшевого медведя. Отчим Ильи Крылова вышел весьма колоритным. Актеру удалось сыграть возраст и характер. Бывший военный, человек с неустойчивой психикой и огромным миссионерским чувством из серии «Я тебя (нецензурно) вырастил, а ты (нецензурно) меня слушать не хочешь. Где мой ремень?» При этом родители искренне уверены в правильности своих методов воспитания и в пагубных наклонностях дочери.

Фото-48

А у девочки – всего-навсего переходный возраст. У нее проблемы в школе с одноклассниками. Она задыхается от одиночества и желания быть понятой, любимой. Ася Татьяны Солошенко по своей природе не бунтарь.  Выражаясь языком соцсетей, она в активном поиске. Поиске себя. От этого – побеги на тупые дискотеки, сидение в подъезде с бутылкой пива и встреча, а потом любовь с «плохим» мальчиком Юрой (Андрей Клочков/Алексей Савин).

Художник Егор Пшеничный поместил героев в подвижное пространство. Вот сейчас это школьный спортивный зал с железными ящичками для формы, потертым «козлом» и скамейками. А в следующей сцене – это уже квартира, где из ящиков достают подобие еды, пиджак с папиными наградами, которыми очень «приятно» стегать ребенка, ну и горы мягких игрушек. Или заплеванное помещение дискотеки. Где в тех же ящиках подруга Аси Ленка (Вероника Одинг/Екатерина Астрединова), не стесняясь, занимается сексом с Дэном (Максим Федотов). В такой сценической трансформации вырисовывается некий образ. Мир героев зыбок и неустойчив. Одна реальность легко заменяется другой. Самой постоянной величиной, маленьким оазисом выглядит на сцене письменный стол Аси. Он таращится на нас из самого темного угла, по-детски разевает рот нелепыми открытками, милыми альбомами, книжками, украшениями. Его время прошло, и, кажется, родители Аси этого не хотят (а, может, боятся – дадим им всё же моральный шанс) понять и принять.

Одним из хитовых приемов авторы спектакля называют музыкальную линию. В «Юре» звучат песни модных исполнителей Гречки, Мота, Лемондэй. Актеры поют вживую, делают это прекрасно, хоть и несколько громко, но это вполне оправдано. В юности все орут что-то дурацкое, кому-то – в кайф, другие терпят или бьют за это по губам. Песни – это логическое продолжение сюжета. Так оценивает их в своей рецензии взрослый человек, а школьники-зрители довольно подпевают. Услышать в театре Гречку – круто же. Материал пьесы точно попадает в молодых актеров Никитинского театра. Сами вчерашние школьники и студенты, они с трепетом и сочувствием относятся к своим юным героям.

Фото-24

Активный герой действия – экран. Он духовник Аси и Юры. Ему они доверяют свои робкие признания. И совсем неважно, бумажные это записки или сообщения «В контакте». Такой режиссерский ход вызывает особенный восторг у молодой зрительской аудитории. Подростки в зрительном зале активно обсуждают стиль переписки, выбор смайликов и откровенно жесткие видюшки на странице Юры, которая пролистывается на экране.

Фото-103

И всё же шумные аплодисменты звучат на поцелуе. Первая любовь, трогательная, неловкая, крышесносная. Ее испытывает Ася и, может быть, вон тот мальчик-зритель, не зря же он так жадно наблюдает за поведением сценических школьников. Ася видит в Юрке спасителя. Цепляется за его худую фигуру, строит планы, изменяет своим принципам, но, увы, он герой не ее романа. И вообще не герой. Как часто это бывает, Юра становится поворотной точкой в развитии души взрослеющей Аси. Долгий вздох разочарования в зале. Не ждите здесь хэппи-энда, это другая тема. И она вас размазывает. Оказывается, это больно – вспоминать себя в том прекрасно-мучительном возрасте.

Спектакль «Юра» – для родителей-детей, которые живут внутри нас и помнят, помнят, помнят: как это неловко переодеваться на физкультуру, когда красивая Танька смотрит на твой лифчик и фукает, или видеть беспомощный взгляд мамы на кухне вечером, или выслушивать от математички, какое ты ничтожество. Какие нелепые эти они-мы, мальчики и девочки, какие трогательные, нежные, и как важно их беречь по мере наших взрослых сил.

Фото-107

Спектакль «Юра» – для родителей-родителей. Ты как бы думаешь: «Ни-ни, это не про тебя история, ты же гуманист, читаешь книги по воспитанию, учишь ребенка справляться с проблемами…» Но! Почему-то после спектакля мы с мужем бежали к своему подростку, чтобы его обнять. Просто обнять…

Спектакль «Юра» – для подростков, у которых сегодня путь от жертвы до мучителя сократился до ужасающе маленького шажка. Даже если это не их история, они должны понимать, почему вон тот ботан, задрот, белая ворона так себя ведет. История девочки Аси, ее жестоких одноклассников, глупого мальчика Юры учит нас милосердию по отношению к ближнему. Она красной лампочкой тревоги пульсирует об опасности – не упустить, обратить внимание на сидящего с тобой за партой человека. Эта история взрывает «зону комфорта». Спектакль «Юра» Никитинского театра будет говорить во весь голос с каждым, кто придет в его маленький зал.

О театре. В 2016 году актер и режиссер Борис Алексеев с небольшой группой актеров-единомышленников организовал первый в городе профессиональный частный театр «Никитинский». Расположился он во Дворце культуры железнодорожников – здесь до 2014 года работал известный в России Камерный театр. Корневые связи с этим театром у Никитинского достаточно крепкие: его создатель и художественный руководитель Борис Алексеев — бывший актер труппы Михаила Бычкова. Теперь Никитинский театр с приличным репертуаром от классики до современных спектаклей. В прошлом году Никитинский театр и Управа Центрального района города Воронежа впервые провели Всероссийский фестиваль негосударственных театров «Центр».

 Текст: Наталья Гааг

Фото: Ольга Линдт