Охота на любовь

Когда встречаются двое людей, которые не верят в чувство, они стараются в очередной раз доказать себе и друг другу, что любви не существует. В спектакле «Такого театра» под названием «Жан и Беатрис», сыгранном на сцене театра «Особняк», вы можете встретить именно таких героев, обреченных на НЕЛЮБОВЬ.

E5hWO1JXYe0

Этому спектаклю чуть более десяти лет, впервые он был представлен «Таким театром» в 2006 году. «Жан и Беатрис» режиссера Александра Баргмана – это непростое трагикомическое творение с эффектом создания психоделической картинки. Очевидно, что легкое усовершенствование пошло спектаклю только на пользу. Скорее всего, десять лет назад действие выглядело менее эпатажно – в новой редакции оно заиграло другими красками. И это не может не радовать; плюс ко всему, обстановка сценического пространства выполнена в несколько авангардном стиле, пластиковые канистры здесь превращены в очень удобные и необходимые предметы, но об этом скажем позже.

Пьеса «Жан и Беатрис» канадского драматурга Кароль Фрешетт очень популярна у французов, которые ценят незаурядные сюжетные линии в драматических произведениях. Пьесы, построенные на психологических аспектах и открывающие новую грань восприятия, – во Франции от Мольера до Кокто высоко ставили именно такой театр. Это должно быть понятно, актуально, злободневно и в то же время ни на что не похоже. В нашей стране произведение «Жан и Беатрис» тоже пользуется огромным успехом, оно по-разному интерпретировано разными режиссерами. Однако в спектакле Александра Баргмана и Анны Вартаньян конфликт пьесы представлен в исключительно острой манере, при этом хорошо сохраняется абсурдность и необычная комедийность всего происходящего.

Действие разворачивается в старом небоскребе, на тридцать третьем этаже. Многие могли бы увидеть в этом ссылку на добрые сказки о принцессе, запертой в башне. Здесь почти так, прибавьте к этому еще и сказку о царевне Несмеяне – и будет вообще полный комплект. Только в этом конкретном случае главная героиня обещает вознаграждение тому, кто сумеет влюбить ее в себя, а не рассмешить.

Тот самый Жан (его исполняет актер Игорь Грабузов) по характеру своему – игрок, охотник. Он способен на многое, лишь бы быть вознагражденным; жаль, что он еще не подозревает, какую награду или трофей получит в этот раз. Увидев впервые Жана в дверном проеме, и не подумаешь о развязности манер и наигранном поведении самца, которое проявляется позже. Этот мужчина пришел сюда строго по делу: его работа заключается в том, чтобы дать богатой наследнице то, чего она желает, и уйти. Конечно, не всё просто, события закручиваются таким образом, что в итоге он сам становится жертвой.

В спектакле затрагивается не только тема нежелания верить в любовь, но и тема стереотипов представлений о семейной жизни. Будто бы то самое волшебное чувство, так или иначе, подразумевает привычку. Но феерическое, бурное проявление эмоций – это только начало любви. Необходимо преодолеть еще, как минимум, тысячи барьеров, которые нередко граничат с предсмертными муками, и только тогда, пройдя, так сказать, все круги ада, можно обрести что-то похожее на зрелую, настоящую любовь.

В роли главной героини – актриса театра и кино Анна Вартаньян, с самого начала она задает ритм действию и накаляет сложившуюся ситуацию. Ее образ можно сравнить со сказочным персонажем, ее длинные, ниже пояса, волосы провокационно бьют Жана по лицу. Беатрис сама себя заточила в этой квартире на тридцать третьем этаже. Несмотря на все ее признания о том, что она не любила ни мать, ни отца, ни собственную кошку, явно прослеживается скрытая надежда героини на то, что еще не всё потеряно и, быть может, Жан станет тем, кого она так долго ждала. Большинство фраз Беатрис заставляют смеяться большую половину зала; она хочет показаться волевой женщиной, но как только появляется удобный момент, превращается в маленькую девочку и даже голос выдает ее.

e0mD4AnRsu4

Но это еще не все условия нелегкой задачи, поставленной перед зрителями. Гиперболизированное до абсурдности действие разворачивается в выпяченной наружу, неординарной и завораживающей обстановке. Стоит сказать несколько слов о декорациях. Пустые пластиковые бутылки здесь выполняют различные функции. Из двадцатилитровых канистр сделан диван, а под потолком подвешены светильники, состоящие из тех же обрезанных канистр и оснащенные внутри плавающими свечами. Поразили водяные часы: они похожи на песочные, только главный компонент «утекания времени» – это вода. Вода здесь повсюду; у главной героини наблюдается редкая болезнь – ей всё время не хватает воды, она говорит, что внутри нее – пустыня, которую очень сложно снабдить водой, поэтому она постоянно нуждается в ней. Такая себе русалка, поселившаяся в небоскребе.

А внутри Жана – пещера, пустота, об этом тоже говорит он сам, он предлагает Беатрис экипироваться в скалолазочный костюм, спуститься к нему внутрь и убедиться в том, что там не живут чувства.

Таким образом, у этих двоих появляется общее, но отнюдь не связывающее их: получается, что один из них полый внутри, а другая – слишком сухая. Ни одно, ни второе обстоятельство не располагает к лучшему. Такие метафоры бесчувственности и абсолютного эмоционального обезвоживания всё же приводят героев к некоторым настоящим взаимным душевным потрясениям. По крайней мере, каждый из них раскрывается намного больше, чем, возможно, рассчитывал изначально.

Кульминация спектакля вырисовывается сквозь истинное напряжение, со сцены веет безысходностью, создается ситуация, из которой в буквальном смысле сложно найти выход. А всё из-за того, что единственная пара ключей от двери выброшена хозяйкой дома с тридцать третьего этажа. Она торжествует: теперь Жан останется с ней надолго.

Эти двое, что ввели друг друга в какое-то новое для них самих состояние, за короткое время пережили многое из того, что принято называть любовью. Но они будто исчерпали ресурсы, хранившиеся как раз на этот случай в недрах их тел. Жан и Беатрис истощены до предела. Охота на любовь заканчивается. Кто в итоге станет добычей? Об этом можно судить по финальной сцене, но делать какие-либо выводы столь же опрометчиво, как и быть убежденным в том, что любовь – это миф.

Текст: Алла Козбаненко

Фото предоставлено Таким театром