Саид Дашук-Нигматулин о том, как подобрать репертуар для поступления в театральный вуз: «Надо всегда отталкиваться от текста!»

 Лето — для многих время поступления в театральный вуз.  Важнейшей частью поступления является творческий конкурс. Как же к нему подготовиться? Какие стихи, отрывки взять? На что сделать упор? Эти и другие вопросы заботят выпускников. Мы пообщались на эту тему с известным актером, режиссером, педагогом, руководителем актёрского агентства и экс-преподавателем ВГИКа Саидом Дашук-Нигматулиным. 

ymy4AjBNRFU

PROтеатр: Саид Талгатович, как вы считаете, что важнее на творческом экзамене репертуар или интерпретация?

Саид Дашук-Нигматулин: Сам репертуар, на мой взгляд, роль играет несильную. Намного важнее Ваше видение, то, как Вы этот репертуар преподносите. Потому что комиссия на прослушивании слышала всё, и удивить их текстами уже невозможно, но раскрыть известное с новой точки зрения и ярко это продемонстрировать – вот это намного ценнее. Поэтому выбирайте тот репертуар, который Вам интересен и который Вы очень хотите читать. То есть, самое важное в выборе – желание рассказать кому-то об этом. Когда Вас репертуар зажигает настолько, что Вам уже не важно, возьмут Вас или нет, а Вы просто хотите его читать — вот это намного нужнее.

PROтеатр: Как должен отличаться репертуар на каждом этапе прослушивания?

Саид Дашук-Нигматулин: Обычно те, кто слушают, несильно просят, чтобы репертуар отличался, то есть, они прямо говорят: «Читайте то же самое на каждом этапе». Но всегда в запасе должно быть что-то, что можно еще предложить, если вдруг захотят послушать другое. И это «что-то» должно быть по качеству не хуже, чем основная программа.

 PROтеатр: Обычно поступающие готовят несколько произведений разных жанров. Что делать, если никак не лежит душа к прозе или к стихотворениям или ни одна из басен не нравится? Как быть?

Саид Дашук-Нигматулин: Здесь самое большое заблуждение. Дело в том, что нравится нам материал или не нравится, как я выяснил с опытом, зависит от того, умеем ли мы читать. По большому счету, актеру всё равно, что читать, потому что в любом произведении он найдет, за что зацепиться и как этот текст преподнести, как его подать, как найти интересный смысл, идею произведения, причину, по которой мы хотим его представить, озвучить. Поэтому, когда что-то не нравится, это говорит об одном: мы просто не придумали, как это прочитать. А чтобы придумать, нужно какое-то время для работы над материалом. Таким образом, самый главный рецепт в следующем: если Вам не нравится какое-то произведение – возьмите и поработайте с ним, и, я Вас уверяю, оно станет Вам интересным. Когда я готовил абитуриентов к поступлению, когда обучал их, они ко мне приходили с подобным вопросом, и мы брали любой текст, начинали разбирать, и им сразу хотелось взять его в программу поступления! Но я просил абитуриентов самих найти тот материал, который их зацепит. И после того, как они находили и мы начинали его анализировать, они в этот материал влюблялись! Но вообще, надо воспитывать в себе чувство материала, чувство текста. Вот мы читаем первый раз. Даже при первом прочтении мы фантазируем, столько всего представляем! Нам уже нравится. И еще важный момент: нужно читать вслух: с выражением, в образе какого-то героя, своих фантазий. Тогда текст станет близким.

dEvYWFUr64I

PROтеатр: Разные статьи в Интернете, разные мнения: кто-то пишет, что комиссия любит классику и поэтов 20-го века лучше не брать; кто-то пишет, что должен быть разный репертуар; кто-то делится, что стихотворение Маяковского про СССР не одобрили на консультации, так как СССР уже нет, произведение неактуально. Как же найти свою «золотую середину»?

 Саид Дашук-Нигматулин: Есть такое мнение, что где-то одни любят одно, другие любят другое, но в 99 % случаях это домыслы. Просто кого-то, видимо, не взяли с их материалом, и вдруг пошла молва, что такой-то мастер не любит такое-то стихотворение. Редко бывает, что это совпадает с действительностью. Люди разные, кому-то нравится одно, кому-то – другое, но очень важно понимать, что вот «стих про ушедший в прошлое СССР», как и любое произведение, можно сделать актуальным, если придать ему современный смысл.

Актуальность – не в словах текста.  Актуальность – в мысли, которую Вы хотите донести, используя этот текст. И если у Вас мысль для настоящего времени очень важная, то не может быть произведение неактуальным. Например, человек всю жизнь не любил Бродского, а Вы ему прочитали Бродского, и он понял, что не любил его, потому что так ему еще ни разу никто не читал. Именно так нужно подходить к материалу. И не надо подстраиваться под то, кто что любит. Подстраивайтесь под себя, что Вы любите, что Вы чувствуете, что Вам нравится.

И опять же, повторюсь: не надо читать, чтобы поступить. Надо читать, потому что Вы не можете это не читать, и не можете об этом не говорить, и не можете об этом не рассказывать. То есть, ставьте себе сверхзадачу, сверхмиссию Вашего прочтения: не просто поступить в вуз, а показать при поступлении что-то яркое, интересное.

Желательно не переусердствовать и не пытаться натянуть на какое-то классическое произведение придуманный псевдосмысл. И, конечно, надо всегда отталкиваться от текста, а не играть в совершенно другую историю, когда текст у нас для того, чтобы что-то говорить.

PROтеатр: Как готовить себя к поступлению? Лучше самому или с кем-то?  Есть такое мнение, что репертуар, сделанный с репетитором, сразу заметен для комиссии. 

Саид Дашук-Нигматулин: Когда ко мне приходили абитуриенты, я сразу видел, что с ними кто-то работал, и да – это нехорошо. Но опять же, что значит «нехорошо», что значит «видно»? Очень часто, в большинстве случаев, видно и это «нехорошо», но бывает видно и «хорошо». Если репетитор грамотный, он не будет Вам «ставить» стихотворение – он даст Вам инструменты. Он выступит в роли режиссера и даст Вам понимание, как нужно читать текст, как нужно его чувствовать, как к нему относиться.

Почему видно, когда кто-то готовился? Потому что убраны все ошибки, то есть актер еще эмоционально не готов, не чувствует текст, но ошибок нет. И сразу становится очевидно, что с ним поработали, убрали ошибки, акценты расставили – и получается очень искусственно. Когда ему говорят «Здесь надо сделать паузу» – и он делает паузу, но ее не чувствует.  Выходит притворно, неискренне. А когда Вы разбираете текст логически, но не с точки зрения знаков препинания, а с точки зрения мысли и эмоции – эти паузы возникают сами. Они рождаются у актера. Они появляются, но органичные, а не искусственные, эти паузы «выращены», прочувствованы актёром.

iv5X0QGO2P8

Поэтому очень важно, кто занимается и кто готовит материал. Более того, нельзя человека надрессировать, если он еще не готов. Пусть он будет делать неправильно, но он органичен, постоянно смущается, стесняется, но в нем есть энергия, есть жизнь. Я, когда готовлю абитуриентов, как раз работаю над этой «жизнью». Это самое ценное. Пусть неправильно сделает, но если в нем есть энергия, есть жизнь – его допустят, как минимум, до 3-го тура, а там дальше уже нужно смотреть, на что он способен.

 PROтеатр: Многие «раскрываются», когда читают детские произведения. Можно ли посоветовать их поступающему как «палочку-выручалочку»?

Саид Дашук-Нигматулин: Я, если честно, ничего не знаю про то, что кто-то раскрывался, читая стихотворения и рассказы для детей. Но, может быть, детские произведения просто ближе человеку, потому что он всё еще ребенок. Советовать как «палочку-выручалочку»? Ну, если это лучше получается, почему бы нет?

Опять же, целый раздел моего обучения посвящен тому, что мы готовились психологически к разным моментам, которые могут возникнуть на выступлении. И. кроме психологической подготовки, я давал еще инструменты. То есть такие «костыли», как мы их называли, которые всегда выручат.  Таких приемов много, и это чисто техника. Просто нужно понимать, как это работает, знать несколько отдельных действий, движений – и всегда будете готовы к любым неожиданностям.

Например, когда дается какое-то задание из серии «Удивите нас», когда что-то просят сделать. Самое неправильное здесь – начать сразу это делать. Но думать тоже нельзя. Поэтому есть несколько таких вариантов. Например, начать развязывать шнурки на ботинке. То есть, сказали «Удивите меня», а Вы – раз, опустились к своим ботинкам. Зачем? Но уже интересно. Вы начали что-то делать, за Вами уже наблюдают, а Вы пока занимаетесь со шнурками, думаете, как бы сейчас удивить, оправдать доверенное задание. Например, швырнуть ботинок в педагога – ну условно. Вы это придумали, пока развязывали шнурок. Но самое главное, что видит комиссия, – Вы сразу начали действовать. Вы сразу начали интересно жить. Им важно, чтобы была жизнь.

Интервью: Ольга Ботова

Фото: личный архив Саида Дашук-Нигматулина