«Скажите: нам нужен актер-поэт». О литературном вечере С. Юрского

 17 декабря на 17-м Международном зимнем фестивале «Площадь искусств» в Большом Зале Санкт-Петербургской академической Филармонии народный артист России, поэт и режиссер Сергей Юрский провел литературный вечер «Жест», где рассказал слушателям о себе и Бродском, о настоящем и прошлом, о стихах и музыке. О музыке стихов.

Zhi8zy9DoLI

  Сергей Юрский выходит на сцену и как-то сразу, неожиданно начинает говорить. Невысокий человек в темном пиджаке, он стоит и вспоминает, как все утро в этом зале репетировал оркестр и отрабатывал  церемонию закрытия фестиваля. Ему же, чтецу, стоящему здесь третий раз в жизни, немного тяжело и неловко говорить стихами место нот.

Активные жесты подкрепляют, мимику. «Театральное!» – возвещает Юрский, уходит со сцены и появляется с другой стороны, за скрипками, которые он попросил оставить на сцене Филармонии, чтобы не было пустынно, и беззвучно.

На литературном вечере актер прочел стихи своего сочинения –  раннее и позднее – как-бы в ответ на «Театральное!» Иосифа Бродского, что было посявященно ему, дошло лишь после смерти автора, и «поразило, как удар». Вспомнил и Пушкина, продекламировал «Бесов» на русскофранцузском, чтобы ритм сильнее эхом отскакивал от стен, а зрители поняли, что поэзия остается собой на любом из языков мировых и европейских. Отдал дань шотландскому поэту Бернсу, а вместе с ним и Самуилу Маршаку, что перевел смешные и яркие стихи-песни на русский язык, чтобы все узнали о беззаботной любви и тяжелой счастливой жизни простых людей и солдат.

На сцене он  поддается каждому слову, читает сильно и проникновенно. То садится на стул, то вскакивает, подкрепляя жестами слова. Говорит словами Бродского и Булгакова, но не прячется за ними, а рассказывает и о своем отношении к произнесенному. Этот актер, которого многие знают по роли Остапа Бендера в «Золотом теленке», чьим голосом говорят рисованные герои старых советских мультфильмов, что «крутят» по праздникам, снимает с шеи галстук, и вспоминает о связи времен, о Марине Цветаевой, которая «просто так, бескорыстно» перевела многие стихотворения Александра Серегеевича Пушкина на французский. Будучи неизвесной. Проживая в Париже.

 Юрский читает с жаром, на несколько голосов. Вспоминает, обращаясь то ли к кому-то из зрителей, то ли к своим коллегам и друзьям, среди которых угадывается фигура актера Олега Басилашвили, что хорошо знал Иосифа Бродского, а, встречаясь с поэтом за границей, подолго и горячо спорил с ним о театре и искусстве «современном для тогда». Сергей Юрский говорит, а все молчат, и неправдоподобными кажутся слова, произнесенные им вначале, что «сцена музыкальная, приемлет музыку, что-то другое читать тут тяжело».

 «Кто там стоит под городской стеной?/ И одет не по-нашему: в шерстяной костюм!/ И стоит то передом, то спиной…» – написал Бродский, а спустя много лет человек, для кого он это вывел, неторопливо поворачивается лицом к залу и кланяется, заслоняя собой  ряд скрипок на бархатных стульях.

Текст: Ольга Минеева