«Ты сильная»

Какой должна быть женщина — сильной или любимой? А главное, совместимы ли два этих понятия? Выяснить это взялась режиссер Мария Романова, воплотившая свои размышления в спектакле «Жанна» на сцене Театра им. Ленсовета. В основе спектакля — пьеса молодого драматурга Ярославы Пулинович, в главной роли — н.а. Елена Комиссаренко.

IMG_4055

Если женщина стоит во главе крупной компании, в ее биографии автоматически пишется — непоколебимая, неприступная, холодная, одинокая. Такие женщины многого добились, на многое способны. На пути к своим целям они с легкостью переступают через людей. А все потому, что когда-то кто-то переступил через них, и всю свою жизнь они положили на доказательство своего превосходства.

Сегодня таких женщин вокруг полно, и героиня спектакля Жанна лишь одна из них. Спектакль Марии Романовой — это типичная история нашего времени. История женщины, которая успешна, но несчастна. Разговоры о карьере сводятся до минимума, и в центре остается крах Жанны как женщины.

ж2В исполнении Елены Комиссаренко Жанна какая-то идеальная – несгибаемая, натянутая как струна точеная фигура в белой рубашке, черном брючном костюме, с гладко причесанными волосами и голосом, не терпящим возражений. Но от этой «идеальности» так и сквозит холодом. Она не делает ошибок, на все случаи жизни у нее заготовлены единственно верные ответы. Она говорит, что у нее есть все, но в тоже время вокруг нее пугающая пустота. Она как одинокая стеклянная фигурка в огромном выставочном зале — ей не хватает окружения, а самое главное — не хватает эмоций, не хватает жизни.

На протяжении всей истории Жанна окружена не людьми, а зеркалами, развешенными, точно шторы, по периметру сцены — привыкшая все держать под контролем, она видит все и всех сразу с четырех сторон, не оставляя никому возможности что-то скрыть. Но контролировать можно все, кроме чувств других людей. И она не заметила, что ее возлюбленный Андрей (Иван Бровин) уже год встречается с другой (Вероника Фаворская). Эта «другая» сильно моложе, но преимущества ее в другом: во-первых, она ждет ребенка, а во-вторых, она слабая. И Андрей, как мужчина, чувствует за нее ответственность, чувствует потребность быть с ней рядом, оберегать ее. А рядом с Жанной он всего лишь мальчишка, он робеет перед ней, даже боится ее. «Ты же сильная», — бросает он ей на прощание, — «ты справишься». Но «сильная» — это не иначе как самовнушение, придуманная маска.

Убитая одиночеством, очередным предательством, очередной любовной неудачей и рассказами коллег о женихах и детях, Жанна осознает свою безысходность. Она, и без того без огня в глазах, потухает окончательно. Идеальная осанка превращается в ссутулившуюся спину, вместо чеканки слов в интонации появляется медлительность и задумчивость. «У меня нет детей», — озлобленно рычит она на коллегу (Сергей Кушаков), поднявшего тост «за наших детей».

Она бесконечно оглядывается, озираясь вокруг, точно ища кого-то, кто станет родным. Но в зеркалах видит только свое отражение. Отчаяние доводит ее до крайности — сначала она перекрывает Андрею все шансы устроиться на работу, а потом отбирает их с Катей новорожденного ребенка, волевым решением объявив его своим. Пытаясь вложить в него всю свою любовь, она не получает от мальчика ничего взамен. И спустя 10 лет он лишь тянет из нее деньги, стесняясь показываться с ней на людях. Это окончательно наводит ее на мысль, что любви и тепла в ее жизни уже не будет. И еще более осунувшаяся и сгорбленная она сидит на могиле отца, рассказывая то ли ему, то ли себе самой о своем крахе.

жУдивительно, но чем-то живым веет там, где жизни быть не должно. Когда место действия перемещается из квартиры на кладбище и огромное пустое пространство сцены погружается в темноту, освещенным прожектором остается лишь небольшой отрезок – и тогда что-то живое чувствуется и в Жанне. Точно ей не обогреть своим теплом ту огромную пустоту, которая ее окружает. А на кладбище она все же чувствует связь с единственным родным человеком. И сквозь ее «ненавижу» чувствуется любовь к отцу, хоть и помноженная на обиду. Отец бросил их семью, оставив на сердце маленькой девочки рану, которая так и не зажила, даже спустя годы. Сколько потом ей было нанесено таких «ранений» от мужчин — история умалчивает. Мы знаем лишь первую и последнюю ее потерю.

В историю Жанны вкрапляются сцены семейной жизни Андрея и его беременной невесты. Но это не демонстрация семейного счастья в противовес одиночества Жанны. Их жизнь превратилась в ад, и они здесь — лишь иллюстрация силы главной героини. Не внутренней – внутренне она такая же слабая, как и любая женщина, так же хочет защиты, заботы и любви. Это демонстрация ее привилегий, ее власти, ее зубами отвоеванного авторитета, которым она может уничтожить любого.

Из этой откровенной, но довольно банальной истории одиночества получился очень простой, но честный спектакль. «Жанна» стала цельным высказыванием о самом главном – о любви и об ее отсутствии.

Текст: Яна Чичина

Фото: Юлия Смелкина