Тёмная сказка в БДТ

19 октября на основной сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова прошёл премьерный и первый в истории театра показ спектакля «Гроза». Режиссёр постановки Андрей Могучий представил пьесу в новом жанре «темной сказки», а герои хрестоматийного произведения А. Н. Островского запели под авторскую музыку Александра Маноцкова.

image

Влюбленные в ярко-красных одеждах кружатся под пышными ветвями деревьев, вокруг гуляют люди и мчатся всадники, не замечая их. На глубоком чёрном небе порхают золотые птицы, а из насыщенно-коралловых туч сверкает молния. Такая колоритная картина предстаёт перед зрителем ещё до начала спектакля: над занавесом «Житие Катерины» работала художник Светлана Короленко, используя мотивы лаковых миниатюр известных мастеров.

Свет тускнеет, раздаётся объёмный, мощный громовой удар, на сцену вылетают три ласточки (Ольга Ванькова, Егор Медведев, Евгений Славинский). Судорожными движениями «птицы» прыгают с места на место, дрожа крыльями. Их «лица» искажены странными гримасами, будто они увидели что-то кошмарное: рты широко открыты, глаза навыкате. Может, их ужасают нравы города Калинова? Появившись на сцене, ласточки тревожно кружат, затем подлетают друг к другу в объятия — любовный треугольник главных героев пьесы Катерины, Тихона и Бориса. Гром усиливается, набирая скорость, одна из ласточек летит, захватывая занавес, и открывает бездонную чёрную сцену.

Из глубины сцены появляются известные персонажи пьесы, плавно выкатываясь в свет на специальных платформах, а потом так же исчезают в потёмках. Режиссёр сохранил оригинальный сюжет и текст «Грозы», но по-своему музыкально иллюстрировал его. Музыкальное сопровождение создавали артисты оркестра БДТ Вера Ионова (фортепиано), Александр Захаренко (кларнет), Юрий Андреев (приглашённый артист) и Николай Рыбаков (бас-барабан). У каждого героя особая манера: просторечно-народные песни и танцы мещанина Шапкина (Дмитрий Мурашев), визг Глаши (Глафира Лаврова), хитрое мурчание Варвары (Варвара Павлова), чистые, высокие ноты Катерины (Виктория Артюхова) и мощный баритон Бориса Григорьевича (солист оперной труппы Михайловского театра Александр Кузнецов). Мысль о «темном царстве» сохраняется в спектакле и выражается через речь героев. Катерина, «луч света», напевает приятно и мелодично, голоса героини и Бориса Григорьевича сочетаются гармонично, их общие сцены смотрятся необычайно романтично. Абсолютная противоположность — странница Феклуша (заслуж. арт. РФ Мария Лаврова). Ломаная, глухая, сопящая речь с трудом сходит за песню. Женщина, утонувшая в табачном дыме, содрогаясь, захлёбывается, рассказывая мистические истории. Все герои одеты в чёрную одежду: рубахи, пышные юбки, платки… Катерина же отличается от всех красным костюмом: лёгкое платье в пол с длинными рукавами, круглый кокошник, напоминающий нимб.

Гроза — не менее важная героиня истории. Громовые раскаты то и дело проносятся по зрительскому залу, заставляя вздрогнуть. Черную бездну сцены рассекает яркий свет молнии, который подсвечивает редкие декорации: то стройные высокие березы, то подвешенные тряпки, похожие на людей в петле.

Сценография продумана современно с использованием всевозможных технологий. Сцена кажется заполненной, несмотря на то, что на ней практически ничего нет. Машинисты сцены выкатывают актёров на специальных платформах, над головами героев появляется лёгкий дым: белый, синий, красный… Яркая молния реалистично освещает пространство подмостков. Режиссеру удалось преподнести эту историю современно, гармонично, сохраняя классику сюжета и уместно используя оформление сцены. Сценография «темного царства» — совместная заслуга Андрея Могучего и Веры Мартынов.

— Не было задачи – говорит Вера — удивлять и захватывать зрителя пышностью декораций: сюжет нашей мрачной сказки известен со школы, надеюсь, каждому жителю страны, потому и знаки спектакля ясные и простые. Мы не притворяемся, что представляем какую-то неизвестную историю — мы просто рассказываем «Грозу» ещё раз, акцентируя в ней какие-то смыслы, темы, которые кажутся нам особенно актуальными сегодня. Отчасти именно поэтому мы не декорируем сцену: пространство, с которым мы работаем —  пустое, поэтому небольшие детали в нем проступают особенно отчётливо.

Чувствуется, что творческий коллектив БДТ не стремился рассказать пьесу по-новому, скорее, представил её ещё раз, делая акценты на том, что кажется сегодня актуальным. Андрей Могучий, как это стало модно нынче в БДТ, стремился уйти от привычного «школьного» взгляда на «Грозу», а по факту удалиться от социально-бытовых проблемам, которые фигурируют в пьесе, и заострить внимание на музыке и любви. Хотя, сцены, где Кабаниха отчитывает сына за провинности, и, тяжело вздыхая, вспоминает уходящее время «Домостроя», невозможно исключить — они комичны и раскрывают всю суть положения молодого поколения в этом доме в частности и в обществе в целом. Раскрасневшийся, заплаканный Тихон стоит перед невозмутимой Кабанихой, надрывая голос, извиняется перед ней за все, чем он ей не угодил. Тирания Кабановой — основа «Грозы». Если убрать это (а многие современные режиссеры любят вымарывать «лишние» на их взгляд места в произведениях, по которым ставят спектакль), то «Гроза» уже не будет «Грозой».

Эксперимент Андрея Могучего по постановке мистерийного музыкально-драматического спектакля однозначно удался; спектакль способен увлечь, даже вдохновить, где-то вздрогнуть… Зритель может найти много любопытных моментов в постановке, стильная сценография – один из них.  Все же, к счастью, творческая труппа БДТ смогла представить «Грозу» гармонично, без крайностей, но не погружая зрителя в глубину драматизма сюжета. Однако, удалось это сделать и не пугая экстремальными режиссерскими решениями. Музыкальная «тёмная сказка» — впечатляющая авангардная постановка в которой «музыкальная» — ключевое слово.

Текст: Анастасия Семёнова

Фото предоставлены пресс-службой

Большого Драматического Театра имени Г. А. Товстоногова