В Большом театре поставили оперу «Один День Ивана Денисовича» ко дню рождения А. Солженицына

Почти десять лет спустя после мировой премьеры в Перми состоялась московская премьера. Спектакль увидел свет 7-го декабря на Камерной сцене им. Б. А. Покровского. Дирижером-постановщиком стал сын писателя.

926fb99cfb711b894ce7913797bb8bcb

 Повесть «Один день Ивана Денисовича», рассказавшая о жизни обычного заключённого ГУЛАГа, впервые открыла миру всю правду о сталинских лагерях. В этом произведении автор рассказывал и о себе, и о сотнях тысяч таких же, как и он. Именно на лагерных работах в Экибастузе у Солженицына возник замысел повести:

«Я в 1950-ом году, в какой-то долгий лагерный зимний день, таскал носилки с напарником и подумал: «Как описать всю нашу лагерную жизнь?» По сути, достаточно описать один всего день в подробностях, в мельчайших подробностях, притом, день самого простого работяги – и тут отразится вся наша жизнь. И даже не надо нагнетать каких-то ужасов, не надо, чтоб это был какой-то особенный день, а рядовой, вот тот самый день, из которого складываются годы», – много позже рассказывал Александр Исаевич.

И вот такое произведение пришло на оперную сцену. Пришло в 2009-ом году. Теперь оно – на столичной сцене.

И в Пермском оперном театре, и в Москве постановщиком выступал Георгий Исаакян. Перед ним стояла сложная задача: не повторить самого себя и вписать спектакль в невеликие размеры Камерной сцены, где всё на виду у зрителя. Это требует не только хорошего вокала, но и убедительной актерской игры. Так что перед певцами тоже стояла весьма себе непростая задача.

Тандем Г. Исаакяна и художника А. Вотяковского серьезно поработал над непростой лагерной темой: «Я убежден, что единственный способ сделать выводы из прошлого – это пережить его через искусство», – говорит Георгий Георгиевич.

Подчеркнем, что именно Исаакяну принадлежит идея поставить оперу по повести А. И. Солженицына. Он сам нашел композитора, которого, в отличие от некоторых его собратьев по искусству, не отпугнула тема. Это был Александр Чайковский, сам в своё время зачитывавшийся произведениями опального писателя.
Пресс-служба театра подчеркивает, что в сценарии «нет ни одного слова, которое пришло бы не из повести» и что композитор «считает эту прозу музыкальной, отмечая заложенную в ней поэзию и своеобразный музыкальный ритм».

А дирижером-постановщиком выступил не кто иной как, сын писателя Игнат Солженицын, который специально прилетел из Филадельфии.

Зачастую никто не может описать спектакль более непосредственно и эмоционально, чем его зрители. Поэтому мы собрали их впечатления о премьере.

Виктория Козельцева: «Было очень необычно послушать оперу на подобный сюжет. Вышки, снег, караульные, методично патрулирующие территорию, – всё создавало определенную атмосферу и погружало в сюжет. Очень понравилась музыка, написанная современным композитором Александром Чайковским, оперные голоса солистов Большого театра, интересная сценография и эксперименты со светом».

Анна Данилина: «Получилось так, что еще недавно я читала эту повесть в школе, а вот сегодня вижу ее на сцене. Мне понравилась концепция и свет. Музыка – тоже».

Григорий Середин: «Очень тяжелая история. Рекомендую всем прочесть рассказ перед просмотром. Музыка потрясающая!»

Мария Рыбалко: «Не думала, что можно поставить оперу на такое произведение. Для меня опера – это что-то любовное, легендарное, романтическое. И тут – Солженицын! О ГУЛАГе! Уговорили пойти на премьеру друзья. Теперь я под впечатлением. В спектакле соединились драматическая и оперная составляющие. Я имею в виду, что здесь нужно было много актерской игры. И она была. Открыла для себя «новую» оперу».

Текст: Елизавета Митрофанова

Фото: Владимир Майоров