XVII Международный «Брянцевский фестиваль»

С 14 по 18 марта в ТЮЗе проходил ежегодный фестиваль, на котором выступали детские коллективы из России, Грузии, Беларуси, Эстонии и Финляндии. Участие в фестивале – отличная  возможность для юных артистов соприкоснуться с тайнами профессионального театра и объективно оценить свои умения.

ф7

В этом году фестиваль был приурочен к 90-летию со дня рождения главного режиссера ТЮЗа с 1962 по 1986 год, народного артиста России З.Я. Корогодского. Руководитель театра учил уважать творческую личность ребенка и ценить его взгляд на мир. Этого завета придерживались и при отборе спектаклей и определении лауреатов. Из 150 работ члены жюри выбрали 23 спектакля, и дети сыграли их на Малой сцене театра.

Историк театра Алексей Пасуев проводил заседания и комментировал работы на круглом столе, оценивая режиссуру, замысел и воплощение, литературный материал. Члены жюри интересовались работами с практической  стороны: для них была важна деятельность педагогов и то, как ребята существовали на сценической площадке. Помимо этого три дня подряд педагог по сценическому движению Анна Тугушева проводила 45-минутные открытые уроки для участников фестиваля. Все это в комплексе дало большой эмоциональный заряд как театру, узнавшему, чем живет творческая молодежь, так и педагогам и коллективам,  взглянувшим на свои работы с другой стороны.

Среди членов жюри были: народный артист Николай Иванов, заслуженные артисты Сергей Шелгунов и Сергей Жукович, актеры Виталий Кононов и Никита Остриков, актрисы Мария Соснякова и Елизавета Прилепская. Члены жюри ответили на несколько вопросов, благодаря чему вырисовалась четкая  концепция  Брянцевского фестиваля.

ф2— Каков ваш главный критерий при оценке спектакля?

Сергей Шелгунов: Мне очень важна форма: нужно не просто разыграть пьесу, детям надо помочь, предложить условия, в которых они могли бы существовать. Нужно предложить такую форму, чтобы им было легко во что-то играть. Детям проще в игровом театре – например,  «Женитьбе» Гоголя или комедиях Шекспира. В условном театре есть остранение: дети  понимают, что это не они, а кто-то. И это помогает им верно существовать на сценической площадке.

Елизавета Прилепская: Главное, чтобы на сцене не было педагога, чтобы он не играл вместе  с ребятами. Я хочу видеть живого человека, а не куклу, ребенка, у которого светятся глаза. Мне интересно наблюдать за тем, как дети меняются:  допустим, в прошлом году он пришел с зажатыми ручками, а на следующий год чувствует себя очень свободно на сцене.  Ребята думают, растут, начинают петь и танцевать, а главное — понимать то, о чем они говорят на сцене.

Виталий Кононов: Для меня важна работа педагога с детьми. Если я не вижу давления, а замечаю, что педагог творит и общается с детьми на равных – это хорошо. Очень часто, сидя в зрительном зале, я чувствую, что дети дают мне мастер-класс. Я учусь у них – парадокс, но это так.

Никита Остриков: Когда я смотрю работы – для меня главное, чтобы ребята получали удовольствие на сцене, но в то же время, серьезно относились к делу. Важно, чтобы дети были живые, чтобы они рассказывали о том, что интересно им, а  не режиссеру.

ф4— Какие главные ошибки преследуют руководителей студий?

Сергей Жукович: Из года в год повторяется одна и та же ошибка: подбор материала. По выбранному материалу сразу четко прослеживается, зачем человек работает. Это могут быть амбиции режиссера, который хочет поставить серьезный материал, во что бы то ни стало. Бывает и так, что произведение выбрано хорошо, но педагог не подумал, кто это будет исполнять. И тогда результат получается совершенно иной: дети натаскиваются, изображают, но не понимают, что делают. Вторая  ошибка – выбор формы, в которой это представлено. Есть форма, которая механически предложена, может быть, в профессиональном театре с профессиональными артистами она и проскочила бы, они бы оправдали ее, но есть дети, природа которых не откликается на это. Больше всего ребята свободны  в игровой форме, но это необязательно. Если выбирают драматургию – она должна быть понятной — на уровне их чувств. Третья ошибка – это выбор темы. Я понимаю, что в подростковом возрасте хочется  говорить о любви. Это тема всегда манит и воодушевляет, но здесь взрослый должен понимать природу ребенка. В 13-14 лет мальчик не может поцеловать девочку в открытую. Непременно нужно  учитывать возраст! Это не значит, что не нужно брать таких пьес – просто надо придумать, как это сделать. Чувства нужно показывать очень тактично, чтобы это не мешало смыслу, и ни в коем случае нельзя  заставлять ребенка их проявлять напрямую – это может травмировать. Режиссерам стоит не себя презентовать, придумывая что-то невероятное, а  показывать детей.

ф5— Чем хорош фестиваль для детей и педагогов?

Никита Остриков:  Дети выходят на профессиональную сцену — это важно и волнительно. Когда они занимаются в студии, приходит, в основном, свой зритель, а тут смотрят совершенно другие люди. Профессиональные актеры высказывают свое мнение, проводятся мастер-классы и обсуждения, и это очень обогащает.

Сергей Жукович: Важно, что преподаватели сидят и смотрят другие работы. Они наверняка оценивают наш отбор, анализируют, почему мы выбрали именно эти спектакли. И преподаватели растут. Но появляются новые коллективы,  и педагоги наступают на одни и те же грабли. Многие не знают разницу между спектаклем и представлением. Отбор работ начинается после Нового года, и педагоги присылают елочные представления,  считая, что это спектакль.  На фестивале, куда открыт вход каждому, педагоги могут посидеть, посмотреть работы и увидеть, что никаких представлений мы не допускаем на сцену.

ф8— Как вас самих обогащает фестиваль?

Виталий  Кононов: Мне очень жаль, что мои коллеги не ходят на показы, потому что они упускают какие-то тонкие материи. Я, имея режиссерское и актерское образование, с позиции режиссера иногда вижу такие вещи, о которых даже не задумывался. А если судить с позиции актера, когда ты видишь такую открытую детскую непосредственность, ты понимаешь, что ребенка нельзя переиграть на сцене. Я смотрю на них и понимаю: вот тебе учебный материал, учебное пособие – учись у них. Ты заражаешься у детей энергией, а выходя на сцену, понимаешь, для кого играешь. Создается образ  конкретного зрителя. Этот фестиваль дает пищу для размышлений, напоминает об актерских нюансиках, которые уже замылились или  превратились в штампы, и обновляет взгляд на режиссуру.

Сергей Жукович: Во время спектаклей ты получаешь сильный эмоциональный заряд: есть работы, в которых видно, что идет творческий процесс. Для меня ценно, когда я вижу, что дети творят на сцене сами собой. И не важно, займут они какое-либо место или нет, мне просто радостно за детей, что их ведут по верному пути, и они вырастут хорошими людьми.

Елизавета Прилепская:  Я напитываюсь от детей  энергией. На фестивале был спектакль  «Крылья» по Роберту Рождественскому. Честно говоря, я все время плакала. Одно дело, когда взрослый артист говорит эти вещи со сцены, другое дело – когда это делает ребенок. Это очень по-живому, очень непосредственно, очень трогательно. И, выйдя со спектакля, я поняла, что надо как-то передумать свою жизнь, я задышала по-другому, мне захотелось работать, мне захотелось жить. Просто потому, что спектакль о шестнадцатилетнем мальчике, который пытается  бороться с системой. В любом спектакле, хотя бы один ребенок тебя зацепит,  и ты получишь потрясающую энергию для жизни.

ф9В результате тщательного отбора лауреатами  фестиваля стали следующие коллективы: в номинации «Лучший спектакль среди школьных театральных коллективов» — спектакль «Арлекинада» (по пьесе К. Гольдони «Хозяйка гостиницы», театр-студия «Перевоплощение», режиссёр — Виктория Воробьёва). В номинации «Лучший спектакль среди театральных коллективов подростково-молодежных клубов и дворцов культуры» — спектакль «Пилигримы» (по произведениям И. Бродского, театр–студия современного танца «Шаги», режиссёр — Елена Васильева). В номинации «Лучший спектакль среди театральных коллективов Домов детского и юношеского творчества и Детских школ искусств» — спектакль «HELADOS» (по произведению Н. Думбадзе, юношеский театр «Театрали», режиссёр — Лаша Гогниашвили).

Брянцевский фестиваль пролетел очень быстро и оставил теплое ощущение в душе: и участники, и члены жюри были активно вовлечены в творческий процесс. Несомненно, фестиваль подталкивает к развитию собственного взгляда на мир и формирует хороший художественный вкус у подрастающего поколения, а это, пожалуй, главная миссия, которую ТЮЗ ответственно берет на свои плечи.

Текст: Елизавета Ронгинская

Фото: Елена Чернакова