Фестиваль «Радуга. День второй. Оранжевое пламя ярости (о спектакле «Король Лир» Йонаса Вайткуса

Второй день «Радуги» представил российской публике сразу две работы: «Отель у реки. Горизонтальное время Джакометти» Франка Зёнле и «Короля Лира» Йонаса Вайткуса. Мне удалось побывать на второй постановке, поэтому я расскажу о ней.

8-MKPr-f4CA

Русский драматический театр Литвы выпустил спектакль по знаковой трагедии Уильяма Шекспира в 2014 году, впервые использовав перевод пьесы, осуществленный современным переводчиком Григорием Кружковым. Перевод отличает свежесть и острота языка и смещение языковых акцентов в сторону большей прозаичности. При этом Йонас Вайткус создает небытовое, непрозаическое пространство безвременья. Голая сцена, расчерченная на вертикальные линии, неяркое освещение, затягивающая пустота, в которую, как в воронку проваливаются персонажи… Помимо всем хорошо знакомых героев в спектакле есть хор, в котором занята практически вся труппа театра. Хор и личность вступают в смысловые противоречия: заглушают друг друга, затихают или звучат фоном страданиям. Участники хора не только занимаются звукописью спектакля, но и создают объемный пластический рисунок. Все герои одеты в телесного цвета трико, мгновенно лишающего каких бы то ни было различий. Персонажи оголены и исключительно физиологичны изначально, поэтому готовы отозваться на любые пороки. Недаром, хор находится на арьерсцене, напоминая собой некий кишащий людскими страстями круг, в котором попеременно оказываются все персонажи. Он, как некий портал, вбирает в себя людей и наполняет их мысли и сердца бесовскими наваждениями.

WLZ88PSESrI

Тема отцов и детей тревожит Вайткуса с точки зрения полной слепоты одних и других. Практически все сцены даны в мрачной, приглушенной обстановке: на заднем фоне, как в змеином гнезде или ящике Пандоры, переплетаются несчастия и бедствия, а на авансцене оказывается герой. Софит светит ему в лицо, рождая возможность монологичного высказывания. Пламя ярости и бунтарства охватывает всех героев поочерёдно, будто большой пожар переходит от одного дома к другому и губит все кругом. Как одно слово – сказанное или несказанное – может породить трагедию, насколько далеко уходит человек, который не в силах сказать себе нет и ставит свои желания превыше других. Забаловавшийся король оказывается в самой пучине равнодушия и непонимания, наказанный за свою опрометчивость и непримиримость.

Короля Лира играет Витаутас Анужис, который на протяжении всего спектакля проходит длинный путь от нежелания принимать действительность до горького осознания правды жизни. Трезвея и опускаясь на землю, он начинает больше понимать и чувствовать людей, которые его окружают. Гонерилья и Регана – выходцы из того змеиного гнезда, неспособные, как и Эдмонд, на добрые чувства. Эдгар в исполнении Вячеслава Лукьянова, – человек, которого закаляют страдания и превращают из бездумного прожигателя жизни в ответственного и осознающего мир человека.

OR5ze9SuE5o

Все образы так называемых положительных персонажей, среди которых граф Кент, Корделия, граф Глостер, лишены поэтичности и святости, в них, как и в исключительно отрицательных героях, есть место греху. Эта амбивалентность важна для режиссера, проникающего в основы человеческой природы. Йонас Вайткус исследует мистическое и темное начало в человеке, которое ведет к полнейшей деструкции всего сущего. Кротость и смирение, умение слышать друг друга, забота о близком и жертвенность является тем полюсом, к которому стремится режиссер. Спектакль завершается стройным молебном, в конце которого участники хора подносят к телам Лира и Корделии кусочки зеркал, в надежде, что они все-таки запотеют, и их души оживут.

Текст: Елизавета Ронгинская

Фото предоставлены Русским драматическим театром Литвы