Взрослые игры

Каждый вечер в миллионах окон по всему миру как будто по воле тайного режиссера — «свет, камера, мотор!» — начинается семейное шоу. В каких-то семьях это размеренный сериал, лишенный острых углов и провокаций, а в каких-то происходит настоящее хоум-представление… На сцене театра им. Комиссаржевской идет спектакль по мотивам известной бродвейской пьесы 60-х годов «Кто боится Вирджинии Вулф?», который позволяет по-новому взглянуть на современные отношения между мужчиной и женщиной.

4

Первая фраза, прозвучавшая со сцены — «Боже, какая дыра!» — емко характеризует обстановку квартиры, хозяева которой только что вернулась с шальной прогулки. Это только с виду уютная американская квартирка, с отдельной прозрачной душевой кабиной, раздвижными стеклянными дверьми, мягким диванчиком и аквариумом вместо стола, в котором не живут рыбы. Марта, немного пьяная и в игривом расположении духа, начинает задевать своего мужа Джорджа буквально с порога, парирует колкостями, напрашиваясь на неприятности. Заметно, что ссоры в этой семье – обычное дело, скорее обязательное, как обед и ужин. Еще одним элементом декорации стали две камеры, которые расположены прямо посреди сцены. Да, супруги любят фотографировать и снимать  видео, поэтому на стенах их квартиры установлены огромные экраны. Периодически камеру включают, и зритель оказывается в черно-белом кинотеатре, но действие на сцене не прекращается. В моменты особенно хорошие и важные кино застывает, оставляя на экране немое изображение. Такой прием как бы акцентирует внимание на главном.

Итак, уже немолодая супружеская чета ждет гостей, на часах три часа ночи, но это никого не смущает. Особенно гостеприимна в такое время хозяйка квартиры, неугомонная Марта, которой хочется веселья. А в гости должна пожаловать  пара, которая недавно перебралась в город из другого штата, и папа Марты, ректор колледжа, очень просил приласкать нового преподавателя биологии. Красавчик Ник и его жена Хани, настоящая серая мышка, вот-вот должны позвонить в дверь.  Джорджу, уже порядком привыкшему к деспотичному нраву жены, не очень по душе эта идея, он отговаривает Марту, но она не поддается и просит налить ей выпить. Выглядит все так, словно внутри спектакля разыгрывается  еще одно представление — фирменное представление этой семьи. И этой паре, безусловно, нужен зритель… Если бы приглашенные Ник и Хани  только знали, что их ожидает этой ночью! Это сравнимо с фильмом ужасов, основанном на психологическом давлении. Но самое страшное, что выбраться из этого дома будет не  просто.

3

Режиссер спектакля Эникё Эсени, известная актриса и руководитель Будапештского театра комедии, наполнила представление ироничными и порой очень даже смешными сценами. Поэтому события из рода вон выходящие, чудовищные рассказы и элементы семейного триллера не пугали и воспринимались довольно легко.

Изначально пьеса Эдварда Олби делится на несколько актов: «Игры и забавы», «Вальпургиева ночь», «Изгнание беса». В этом спектакле два акта, первый – это всего лишь разминка, знакомство с героями. Впрочем, по количеству экспрессивных и насыщенных сцен, этот один акт равняется целому шоу. Но самое интересное, то, что щекочет нервы, начинается во втором акте. Джордж затевает игру в этом сумасшедшем доме, она тоже условно делится на части «Ограбь гостей» и «Соблазни хозяйку».  Молодая пара становится свидетелем совсем нешуточных происшествий, их вовлекли в семейную перепалку, в которой раскрываются довольно странные и ужасающие истории из реальной жизни Марты и Джорджа. В отличие от приглашенных, им уже по сорок лет и у них есть ребенок — только он вымышленный, хотя Марта свято лелеет мысль о том, что их сынок существует. Это связующее звено в их полуразрушенном браке, оно позволяет сохранить хоть какой-то смысл их больных отношений.

9

Личность Марты — эгоцентричной, властной, немного пошлой, но при этом грациозно обольстительной женщины – безупречно изобразила актриса Анна Вартанян. Крикливый и заносчивый нрав Марты доводит ее мужа до истерики, он у нее под каблуком, несомненно, а ей ведь именно этого и нужно. Марта унижает и высмеивает Джорджа, а ко всему прочему начинает приставать к молодому преподавателю Нику. Чего только стоит сцена, в которой гости решили танцевать! Там было все: и страсть, и ненависть, и ревность, не обошлось и без драки. Некоторые сцены было откровенны настолько, что казалось, будто камеры установлены не зря, просто на сцене снимают эротику, но все же пределы были соблюдены. Также хорошо запомнился момент со льдом в бокале. Когда мужчины остались одни, повеяло фарсом, их пьяные споры, раскрывающие все новые и новые секреты из личной жизни, выглядели комично. Отлично справился с ролью мужчины-тестостерона Ника актер Иван Батарев, на черно-белой пленке он даже чем-то напоминал Леонардо Ди Каприо в молодости.

2

Кто-то сказал бы, что грешно смеяться, но невозможно сдержаться, что-то заставляет расслабиться и не думать о нецензурных выражениях, бесчисленном спиртном и десятке выкуренных на сцене сигарет. Вся грязь выливается наружу, свихнувшаяся семейка не знает предела. Некоторые сцены откровенно доведены до абсурда. Например, Ник рассказывает, что женился на Хани из-за ложной беременности, а ее отец был священником, после смерти которого осталась кругленькая сумма денег. Джордж начинает шутить на тему Иисусовых денег, божьих денег, растраченных не по назначению, о денежном домике под эгидой Христа.

В какой-то момент игра дошла до стадии «Грабить гостей». Если вы подумали, что грабить буквально, то нет, здесь все намного изощреннее — грабить на откровенности. А их в этой на первый взгляд заурядной семейке приглашенных простачков оказалось предостаточно, и пьяный Ник обо всем проболтался. Таким образом, две малознакомые пары превратили обычные посиделки в ночь какой-то «Правды или действия», такое сложно забыть. Градус провокаций, взаимных претензий и спрятанных глубоко внутри терзаний повысился до максимума. Все смешалось воедино, Марта уединилась с молодым преподавателем назло мужу, а наивная и скромная Хани стала разгуливать по квартире голышом.

8

Пускай, на первый взгляд это выглядит вопиюще пошло, недопустимо и безнравственно, но постановка заставляет задуматься о современном развращенном обществе, его потаенных и еще не до конца изученных проблемах. В 60-х годах в нашей стране ни за что бы не допустили такого представления, но сейчас на федеральном телевидении транслируют тот же «Дом-2», поэтому «Кто боится Вирджинии Вулф» никого не удивит. Это спектакль в жанре такой себе черной комедии, наполненной недетским содержанием. Но главный мотив, сопровождавший все представление, из известной детской сказки про трех поросят: «Нам не страшен серый  волк, серый волк…», только вместо волка имя Вирджинии Вулф. Почему именно она, ведь среди героев пьесы нет такого персонажа? Да просто так, автор пьесы Эдвард Олби как-то увидел на стекле имя одной писательницы прошлого столетия и решил использовать его в названии своего произведения. Быть может, это чудаковато, как и сама пьеса, зато звучит красиво и подается вкусно.

Текст: Алла Козбаненко

Фотографии предоставлены пресс-службой театра