«КЛАССИКА ИДЁТ ПО ВСТРЕЧНОЙ…». Интервью с заместителем художественного руководителя Филармонии Е. Д. Петровским

9 октября в Большом зале Санкт-Петербургской академической филармонии им. Д. Д. Шостаковича состоялся концерт, приуроченный к юбилею дирижера Владимира Альтшулера, Творческими планами Академического симфонического оркестра, а также своим мнением о человеке, который может управлять музыкантами и эмоциями слушателей в зале лишь движением руки, с нами поделился заместитель художественного руководителя Филармонии Евгений Дмитриевич Петровский.

– Евгений Дмитриевич, почему этот вечер столь значим для Филармонии?altshuler_2

 – Сегодняшний вечер – своего рода бенефис  Владимира Абрамовича Альтшулера – замечательного музыканта, который служит Филармонии уже почти полвека. Лишь пройдя путь артиста оркестра, он встал за дирижерский пульт. Он знает оркестр изнутри, знает всех музыкантов. Перефразируя немного Н.А. Римского-Корсакова, «дирижер — это человек, который должен быть в состоянии ответить на любой вопрос». Вообще на любой. Знания дирижера, по определению, должны на порядок превосходить знания каждого оркестранта, даже самого опытного. Задача дирижера, и Владимира Абрамовича в частности  – соподчинить все оркестровые звенья в каждый конкретный момент. Речь тут идет о балансе, о том, как появляется музыка.

– Что происходит, если во время концерта что-то пойдет не так?

– Не дай бог оказаться на месте дирижера в такой момент, ведь его работа происходит глазах у полного зала, и реакция должна быть мгновенной. В случае ошибки он должен распознать, где и почему произошел сбой и молниеносно устранить  его. Музыканты и концертмейстер тоже люди, и, конечно, бывают ситуации, когда кто-то вступает не там – немного раньше, позже… Именно дирижер, не имея права остановиться и начать всё сначала, должен молниеносно найти решение, не испортив общую картину.

– Приходят ли в оркестр новые люди?

– Знаете, симфонический оркестр – довольно консервативная структура, но, безусловно, раз в несколько лет  проходят конкурсы в определенную музыкальную группу, к примеру, когда кто-то из пожилых музыкантов покидает оркестр. Так к коллективу присоединяются молодые музыканты. Не каждый сезон, даже не каждые два, но коллектив обновляется.

– Ознаменуется ли этот сезон особенными событиями?

– Этот год – юбилейный. Исполняется 110 лет со дня рождения Дмитрия Шостаковича.

Не так давно, подводя итоги прошедшим сезонам, мы решили посмотреть некую художественную статистику и оценить, как часто тот или иной композитор исполняется в Филармонии. К слову сказать, я с большим интересом смотрел данные начала 30-х годов, и стало понятно, что с точки зрения частоты исполнения не так многое меняется: Чайковский как был лидером – так и остался, а  Шостакович по исполняемости постоянно в первой десятке, и в 30-е, и сейчас. Он популярнее других композиторов XX века, более, чем Сергей Прокофьев.

– Вы планируете проводить масштабные мероприятия в этом сезоне?

– В Большом зале и так постоянно звучат большие симфонические произведения Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. 25 сентября мы уже открыли новый сезон его 1-м скрипичным концертом и Симфонией № 5. Она будет еще раз звучать в ноябре, на этот раз в исполнении Академического оркестра Филармонии и Владимира Абрамовича Альтшулера, в рамках мини-фестиваля к юбилею композитора, который проводит Петербургское филармоническое общество. Один из главных концертов на этом фестивале будет включать помимо 5-й симфонии второй фортепианный концерт в исполнении Полины Осетинской и музыку Шостаковича из кинофильмов

В декабре состоится традиционная кульминация концертного сезона – XVII Международный зимний фестиваль «Площадь Искусств», который хотя и не имеет официального посвящения Шостаковичу, но именно на творчестве этого композитора здесь будет сделан особый акцент. Нельзя сказать, что мы как-то специально «подгадали» под юбилейную дату. Как я сказал, музыка Шостаковича звучит в Филармонии регулярно.

– На какой срок вы планируйте расписание концертов, творческих вечеров? Как выбираете, какое произведение будет звучать?

– Приглашение особо занятых дирижеров и солистов иногда приходится планировать и на два, и на три года вперед. Программа же – это всегда договоренность, некий процесс обсуждения: мы сообщаем о том, какие произведения хотелось бы услышать нам, а дирижеры  порой сами выступают с инициативой. Музыкантов мирового масштаба мы, как говорится, рады видеть всегда и с любой программой – им мы практически даем карт-бланш, стараемся не ограничивать, если даты, конечно, совпадают.

– Сейчас всё меньше молодых людей слушает классику и приходит на ваши концерты. Как вы выходите из этой ситуации?

– Классическое искусство и музыка не бегут тебе навстречу, ты сам должен сделать к ним шаг. Это дорога со встречным движением. Однако у нас не так мало молодых слушателей, чтобы кричать: «Караул!  Пора закрывать Филармонию!» Конечно, стараемся привлечь новую, молодую аудиторию, делаем определенные усилия, чтобы заинтересовать публику. Ищем новые форматы в построении программ, неназойливо вводим зрительные образы. Недавно был запущен культурно-просветительский цикл в сотрудничестве с Государственным Эрмитажем. Мы делаем свой шаг вперед, но оставляем музыку на первом месте.

Мнение

«Владимира Абрамовича я знаю уже давно, мы с ним, можно сказать, вместе начинали, когда он еще в группе альтов играл, – с улыбкой рассказал Заслуженный артист России Адиль Владимирович Федоров, бережно протирая отблёскивающий в бархатном футляре кларнет, разобранный на мелкие делали. – В оркестре у всех должно быть единое чувство. Сегодня оно было. Сегодня творилось настоящее искусство».

Ольга Минеева

Фото предоставлено Санкт-Петербургской академической филармонией им. Д.Д. Шостаковича